Обвиняемый в рабовладении: мы купили Матти джинсы от Версаче — какой раб так живет?

 (35)
Обвиняемый в рабовладении: мы купили Матти джинсы от Версаче — какой раб так живет?
Shutterstock

Не способный самостоятельно передвигаться житель Тарту рассказывает, как он взял к себе асоциала в качестве помощника по хозяйству, а в результате был обвинен в рабовладении.

Норрис — самый таинственный человек в Эстонии, пишет Eesti Ekspress. У него нет официального рабочего места. У него нет банковского счета. Он годами не ходил к семейному врачу. С помощью его ИД-карты ни разу не входили в систему. Поисковики не выдают ни одной ссылки на информацию о нем.

На прошлой неделе ему исполнилось 64 года. Его зовут Матти. Его называют Норрисом, потому что он похож на звезду Голливуда Чака Норриса.

В советское время он жил в Тарту на окраине Аннелинна в однокомнатной квартире с печным отоплением. Работал в местном госхозяйстве в хлеву и в свинарнике.

О его нынешнем месте жительства знает только горстка людей. Это хорошо оберегаемая тайна.

Программа защиты свидетелей

Даже ближайшая родственница, сестра, которая на 18 лет младше его, не знает, где находится Норрис. "Прошел год с тех пор, как я стала его искать. Подумала, что пожелаю ему светлой Пасхи. На телефонный звонок он не ответил".

Сестра решила, что брат ушел в запой. "Он не хороший человек. Еще в молодости водил за нос друзей. Один раз даже мою маму избили вместе с Матти из-за этого".

Через десять дней после праздников брат позвонил и сообщил, что с ним все в порядке. Это был последний раз, когда сестра с ним общалась.

Норрис пару недель назад не пришел на похороны племянника, с которым он общался.

Полиция и прокуратура скрывают местонахождение Норриса, потому что он один из самых важных героев в нашумевшем процессе над мафией, который начнется в начале июня в здании суда на Лийвалайа в Таллинне под руководством Пирет Лийво. Под суд пойдут Ассар Паулус (52) и 25 его товарищей.

Норрис участвует в программе защиты свидетелей, которая позволяет при необходимости прятать людей даже за границей. С той целью, чтобы ни один подсудимый или его пособник не смог на него повлиять до заседания.

О сокрытии мужчины заботится Маарика Пяхклемяэ — юрист, которая безуспешно баллотировалась в Европарламент в рядах EKRE и в Рийгикогу в качестве независимого кандидата.

Специальность Пяхклемяэ — жертвы торговли людьми, жертвы сексуального насилия, жертвы долгового рабства.

Норрис — ее амплуа. Прокуратура считает мужчину рабом (на современном юридическом языке — жертвой торговли людьми), которого держали у себя двое друзей Ассара Паулуса.

Что с того, что у него всегда была возможность позвонить по мобильному телефону и много свободы, его не держали на цепи.

Норрис искал халтуру

Райнар Соо (48) передвигается с помощью костылей. Его спину оперировали три раза, в последний раз в прошлом году перед Рождеством. Полтора месяца назад Департамент социального страхования выдал бумагу, что мужчина на 100 процентов нетрудоспособен.

"Это театр абсурда! Абсолютная выдумка!" — возмущается Соо в ответ на обвинение в том, что он держал Норриса в рабстве.

Он встретил Матти весной 1996 года у тартуского рынка. Там уже с давних времен собираются "шабашники", которые ищут работу по случаю. Часто это пьяницы и асоциалы. Среди них был и потерявший работу в хлеву Матти.

Райнару Соо нужны были помощники в перестраивании дома его детства, расположенного на окраине Таммелинна. Его родители занимались выращиванием цветов, и поэтому двор был заполнен теплицами, которые сын намеревался снести. Матти и его друзьям разрешили разрезать трубы на части и продать как металлолом. Во время замены крыши они точно так же сбыли черепицу.

Ремонтировать дом Соо Норрису не позволил. "Он же не умел ничего делать. Я позволил им возиться только на улице, внутри были настоящие рабочие".

Деньги хозяин выплачивал по частям. "Матти был страшным пьяницей. Сразу, когда он получал деньги, было ясно, что на следующее утро его не будет на месте. Тогда я стал платить ему раз в неделю, чтобы он не мог пить все время".

Работа в Эстонии и России

Позже Норрис получил работу и в лесном бизнесе Райнара Соо. Выполнял самую простую работу. "Он собирал ветки", — говорит Соо.

"Матти все время говорил, что должен платить за аренду, — вспоминает Соо. — На самом деле он постоянно пил".

Аренда осталось неоплаченной. Тартуский уездный суд из-за задолженности выставил Норриса из квартиры за день до его 50-летия.

Соо отправился искать счастья в Тюмени (он занимался строительством бревенчатых домов). "Три года я ничего не знал о Норрисе. Он вроде жил где-то в деревне. Но однажды он снова появился".

Соо дал Норрису работу в России. "Сначала у него была виза только на месяц. За фрезеровочный станок его, конечно, не пустили. Он и там выполнял самую простую работу. Русские платили прилично. Но Матти пропивал деньги и ходил по женщинам. Шутили, что полдеревни скоро будет заполнено маленькими рыжеволосыми детьми".

Лучший друг Анду

Десять лет назад Эстонию захлестнул бум недвижимости. Неожиданно даже таксисты занялись недвижимостью. Райнар Соо тоже не остался в стороне. Он вел свою деятельность в деревне Вейбри под Тарту. Туда переехали самые успешные горожане, которым надоело жить в советских многоквартирных домах и которые мечтали о частном доме в пригороде.

Сейчас бывшая сельскохозяйственная земля густо заполнена современными зданиями. На краю рощи стоит двухэтажный бревенчатый дом, где живет Соо со своей семьей.

Соо работал в фирме Famatus, которая принадлежит известной бизнеследи Маре Кольсар. Ее сын работал вместе с Соо и Норрисом в России.

В этой же фирме во время бума работал и Андрес Вайк (53). В начале 90-х он попал в ужасную аварию в Южной Эстонии. Был в очень тяжелом состоянии, но с помощью врачей все-таки выжил. С того времени передвигается в инвалидном кресле. Отсюда происходит и его кличка — Анду на коляске.

Анду и Райнар знают друг друга 30 лет. "Мы друзья навеки, — отмечает Соо. — Сначала, когда его лечили в центре реабилитации в Хаапсалу, я носил его на спине. Он и сейчас не может сам сесть в машину и выйти из нее, его нужно поднимать".

Арендованный Вайком внедорожник BMW X5 переделан под ручное управление.

В 1995–1996 годах Анду был председателем Таллиннского общества людей нарушениями опорно-двигательного аппарата. "Он начал заниматься бизнесом, привозил из России древесину или что-то такое. Народ был недоволен и выбрал нового руководителя", — вспоминает Мати Мигур, который является давним лидером Эстонского движения инвалидов.

Таллинн выделил Вайку квартиру в расположенном в Копли муниципальном доме, который построен для людей с нарушениями опорно-двигательного аппарата.

"Он был для нас как член семьи"

В 2006 году Норрис помогал семье Соо строить новый дом. "Он был для нас как член семьи", — говорит госпожа Соо. Она показывает фотографии из совместных поездок во Францию, Испанию, Португалию. Они ездили туда из Эстонии на автомобилях, ночевали на виллах.

Норрис ходил с семьей Соо к их друзьям и родственникам. Как на праздники, так и работать.

"Мы купили ему костюм от Армани. У него было 20 пар обуви. Купили джинсы от Версаче, даже полиция тайно прослушивала, как мы обсуждали цену его джинсов. Какой же раб так живет?" — спрашивает Райнар Соо.

Норрис подстригал живую изгородь, делал мелкие ремонтные работы, убирал зимой снег.

У него была своя комнатка на втором этаже дома Соо. Телевизор с плоским экраном, стол из светлого дерева, кровать, полка, стенной шкаф — комната напоминает маленький номер в отеле. "Чистоту он соблюдал", — говорит сестра.

Узкая деревянная лестница ведет из комнаты Норриса вниз в другую комнату, которой пользовался Анду, когда бывал в гостях у Райнара. Преимущественно летом, зимой он больше находился в Таллинне.

В этой комнате отдельная входная дверь и туалет, куда помещается инвалидное кресло и где к унитазу ведут поручни для инвалидов.

По словам супруги Райнера, при постройке комнаты они думали не только об Анду, но, например, и о ее (госпожи Соо) матери, которая, совсем состарившись, не сможет больше справляться в одиночку и будет нуждаться в помощи.

Но этот туалет принес только неприятности. "Моя вина в том, что я сделал унитаз для Анду!" — восклицает Соо язвительно.

Прокуратура обвиняет его в участии в преступной группировке именно из-за этой комнаты и туалета для инвалидов — выражаясь языком юристов, он обеспечил Андресу Вайку как можно более удобные условия для жизни и труда, чтобы руководить преступной группировкой.

Постоянная помощь хозяину

Вдобавок Соо и Вайка обвиняют в торговле людьми. Вайка потому, что с 2007 года Норрис за ним ухаживал. Мыл его, ходил с ним вместе в баню, помогал в туалете, убирал квартиру, обслуживал в поездках, делал многое другое. Рабочее время Норриса было неограниченным.

Для людей, которые ухаживают за инвалидами, это знакомая ситуация. Нужда в помощи не спрашивает, поздний вечер сейчас, раннее утро или выходной, человек с ограниченными возможностями всегда нуждается в уходе, 24/7.

В интерпретации прокуратуры речь шла о рабовладении. 1 сентября 2002 года в Эстонии начал действовать пункт о рабовладении. Он предусматривал наказание, если кто-то обманом или путем насилия создаст человеку ситуацию, когда он должен против своего желания работать на кого-то или выполнять распоряжения.

Сейчас то же самое покрывает статья о торговле людьми. Предусматривает в качестве наказания от трех до 15 лет тюремного заключения.

Сначала разговор о торговле людьми казался участникам дела смешным, но больше не кажется.

Мафиозная страна Эстония?

Жизнь семьи Соо перевернули с ног на голову утром 14 апреля, когда за их дверью появилась группа полицейских в масках. В тот день спецподразделение полиции задержало Ассара Паулуса и его ближайших сотрудников.

Акцией руководила Кати Рейтсак, которую министр юстиции Кристен Михал осенью 2011 года назначил госпрокурором. По ее руководством за решетку отправили довольно много наркоторговцев.

Теперь Рейтсак мертвой хваткой вцепилась в мафию. В бакалаврской работе, которой она руководила в Юридической академии Таллиннского университета прошлой весной, среди прочего говорится, что в Эстонии растет количество отправленных под суд преступных группировок. Если в 2010 году их было девять, то в 2013 — уже 14. Как будто Эстония — страна мафии.

Исчезновение Норриса

Райнар Соо сначала не хотел впускать полицейских в дом. "Они сообщили, что это место проживания Андреса Вайка. Что пройдет обыск его жилища".

Дом в деревне Вейбри не принадлежит Вайку. Это собственность жены Райнара Соо.

Однако мужчина долго не сопротивлялся. Тем более, что Анду был дома, спал в комнате. Полицейские его увели. "Норрис не интересовал никого. Только через час-полтора пришли за ним, двое мужчин взяли его под руки и запихнули в автомобиль", — говорит Райнар Соо.

"Он выразил желание освободиться из рабских условий", — утверждает прокуратура.

Соо и его жена об этом не знали. Они думали, что Норриса просто отвели на допрос. Обратно он не вернулся. Семья встревожилась.

Женщина спросила у полиции, где Норрис: "Сначала сказали, приходите за ним вечером. Вечером никто не знал, где он. Я позвонила по общему телефону полиции, спросить, что мне делать. Никто ничего не знал".

Райнар Соо попросил помощи у Вахура Кивистика. Бывший префект полиции работает сейчас адвокатом. Он ведущий партнер фирмы Hansa Law Offices, которая входит в число 20 крупнейших адвокатских бюро Эстонии.

"Райнар — мой очень хороший друг детства, с которым мы вместе ходили на тренировки и ездили в лагеря, на рыбалку и так далее. Мы вместе начинали у легендарного тартуского тренера по бадминтону Марта Силиксаара", — поясняет Кивистик.

Супруга Райнара хотела нанять адвоката для Норриса из бюро Кивистика. Но в полиции сказали, что женщина никем не приходится Норрису. После этого захотела нанять адвоката сестра Норриса. Но это не получилось.

"Нашего адвоката послали куда подальше, — говорит Вахур Кивистик. — Сказали, что его не одобряют. Что Матти его не хочет. Адвокат хотел встретиться с Матти. Не разрешили. Наше бюро даже обратилось в адвокатуру, потому что закон не предусматривает, как должно происходить претворение желания в жизнь, когда близкие нанимают адвоката. В этой части в законе есть пробел. Сначала же мы не поняли, что происходит. Прокуратура в конце концов подтвердила, что он в надежном месте. Мы поняли, что очевидно речь идет о защите свидетеля. Тогда мы не стали обращаться в суд".

Нецензурная брань

Прокуратура описывает Вайка и Соо как жестоких рабовладельцев. Когда Норрис не выполнял задания так, как хотел хозяин, Соо ругал его и издевался над ним. Даже бил и душил.

Вайк унижал Норриса, давая ему приказы. Угрожал: "дам по зубам", "хочешь получить в челюсть?", "изобью тебя до полусмерти". Устраивал взбучку.

Соо говорит, что это ложь, он большую часть описанного в обвинении времени находился в Финляндии, где занимался строительством и арендой строительного оборудования. "Я отмечала Рождество вместе с детьми и Матти, потому что Райнар был в отъезде", — добавляет его жена.

Газете Ekspress не известно, каков доказательный материал прокуратуры. Что содержится в тайно прослушанных разговорах (то есть как и какими словами Соо и Анду говорили с Норрисом), и что собирается говорить в суде анонимный свидетель, которого прокуратура называет Татьяной.

Соо признает, что говорили они действительно грубо. "Они все друг друга ругали — Анду Норриса, Соо — Анду, Анду — Соо и так далее. Не было разницы, кто есть кто, — говорит присяжный поверенный Сирье Муст, которая защищает Райнара Соо. — Но эти разговоры не подтверждают, что Матти находился в рабстве".

По словам прокурора Рейтсак, состав торговли людьми охватывает как насилие, так и зависимость от другого лица или использование уязвимого положения. "Какова здесь форма подчинения лица желанию другого, общественности станет ясно только в ходе судебного процесса", — сообщила она Eesti Ekspress.

У вас не было письменного трудового договора!

Все эстонские газеты весной прошлого года писали, что полиция задержала Ассара Паулуса, Андреса Вайка и еще нескольких мужчин.

"Андрес звонит каждую неделю из тюрьмы", — говорит Райнар Соо. Его сначала не трогал никто. Пока не наступило лето. Полицейские однажды вечером снова пришли к нему домой. Мужчину не отправили в тюрьму, потому что ему предстояла операция.

Допрос Соо тоже состоялся одним теплым летним вечером у него дома. Поскольку Вахур Кивистик занимается налоговыми делами и живет в Таллинне, Соо нанял себя защищать жительницу Тарту Сирье Муст, которая уже на протяжении многих лет принадлежит к элите занимающихся уголовными делами адвокатов Эстонии.

По словам Муст, следователь Айн Бальдер на допросе сообщил, что если бы у Райнара Соо был письменный договор с Норрисом, то "нас бы здесь не было". Полицейского не интересовало, что в Эстонии действует и устный трудовой договор. Как и утверждение, что если бы Норрис не жил у Соо, он мог бы допиться до смерти или пропасть, как это бывает с бездомными.

"Страшное преступление Соо состояло в том, что он не платил Норрису зарплату. В старину о нем бы сказали — нахлебник, — говорит адвокат Муст. — Бальдер сказал, что ни одно доброе дело не остается безнаказанным".

Преступник или успешный предприниматель?

"Я не был ангелом", — признает Соо, которого еще называют Соку или Соокас.

Конечно, он знает Ассара Паулуса. Они в детстве ходили на тренировки по борьбе. Отцы Соо и Анду знали друг друга, они оба были боксерами.

Паулус и его товарищи работали в инкассо-фирме. "Обычный человек никогда с ними не сталкивался, если он сам не был мошенником. То, что Вайк, приезжая в Тарту, останавливался у Райнара Соо, не доказывает, что Соо входил в преступную группировку", — говорит адвокат Муст.

Одно из условий принадлежности к преступной группировке — получение большой материальной прибыли. Сирье Муст не может вычитать из обвинения объемом в 149 страниц, откуда и как должен был ее клиент получать преступный доход. "У Соо отсутствовала необходимость добывать средства преступным путем, потому что он работал и зарабатывал", — поясняет Муст. Он зарабатывал деньги в Эстонии, России и Финляндии. Это доказывают выписки с банковских счетов.

У семьи Соо было и есть несколько участков земли — например, Райнар унаследовал участки от своего деда, супруге Райнара подарила землю ее мать. Часть этих участков они продали.

Муст обратила внимание, что Райнар Соо и Андрес Вайк — единственные из 26 подсудимых, кому предъявлено обвинение в преступлении против личности (торговле людьми): "Иначе прокурор мог бы утверждать, что деятельность преступной группировки Паулуса была направлена и на совершение преступлений против личности".

Норрис мог бы позвать на помощь

По оценке прокуратуры, рабство вместе с постоянным запугиванием и избиениями постоянно изменяло личность Норриса. Это квалифицируется как причинение тяжкого вреда здоровью. Муст хочет подтверждения, что это действительно так. Суд удовлетворил ее ходатайство пригласить в суд оценивавших здоровье Матти экспертов, чтобы пройтись по бумагам пункт за пунктом.

По утверждению адвоката, Норрис ходил и к врачам: есть бумаги о приеме у окулиста. Он получал очки, ему лечили зубы, он проходил вакцинацию.

"Матти был, конечно, связан с семьей Соо, но это еще не доказывает рабовладения. Никто не принуждал его там жить, у него была возможность уйти", — отмечает адвокат.

У Норриса был мобильный телефон. Он мог в любое время позвонить в полицию и позвать на помощь. Или обратиться к соседям, которые знали о его существовании. Соо ведь не живут в дремучем лесу.

"Матти ходил по вечерам гулять с собакой — на час-полтора, — говорит Райнар Соо. — Много раз ходили с ним к его племяннику. Он навещал сестру. Когда мы с семьей ездили в Болгарию, Норрис был один дома. Даже Анду не было здесь. Норрис в одиночку ездил на автобусе в Таллинн и обратно. Он сам хотел сюда. Играл с Анду в шахматы. Эти шахматы проходили под бокал коньяка".

"Нет ни одного соседа, у которого он не раздобыл бы бутылку, — добавляет Соо. — Конечно, нервировало, когда он шатался и говорил, что не пил ни капли, в то время как ветер мог свалить его с ног…".

"У него не было недостатка ни в чем, — говорит сестра Норриса. — Он однажды сказал, что у него такая хорошая жизнь, что он ни в чем не нуждается. Но да, он не всегда осмеливался взять из холодильника еду. Он немного боялся там жить. Матти сам делал глупости, чтобы получить водку и алкоголь. Один раз я попросила у Райнера помощи на ремонт ванной. Он дал 3000 крон. Я не знала, что сам Матти получил еще большую сумму. Он, конечно, пропил ее у меня. Привел и товарищей из деревни ко мне. Хотел даже напасть на мою дочь, когда я была на работе".

"Этот невысокий мужчина все время ходил к Анду, — вспоминает Мати Мугур, сосед Вайка по дому в Таллинне. — Ходил в магазин и делал, что нужно. Один раз пришел ко мне занять денег. Я спросил, не уберет ли он мой газон, что это дело десяти минут. Он сказал, что не может, Андрес не разрешает. Он боялся, это был страх".

"Он должен был подчиняться Анду. Это сердило его. Анду его раздражал. За этим была ненависть, — считает сестра. — Но его не держали в рабстве. Рабство — абсолютная ложь, у него была свобода. Он мог идти, куда хотел. Теперь он говорит о Райнере всякие гадости. Все ложь".

Почему полиция не вмешалась раньше?

"Меня конструкция торговли людьми пугает, — говорит адвокат Муст. — В Южной Эстонии низкий уровень жизни. Здесь много тех, кто помогает другим и делает случайную работу. Для небольших работ договоры не заключают. Кто-то делает одно, кто-то другое. Различные договоренности заключаются между людьми. Каждому невозможно давать деньги, потому что он их сразу пропьет. И теперь ты можешь быть обвинен в торговле людьми. Это опасная тенденция".

Райнар Соо не понимает: если Норрис был рабом, то почему полицейские сразу не вмешались — они же давно подложили во внедорожник Анду микрофон и тайно прослушивали его. Или они сразу не посчитали Норриса рабом?

Судебный процесс обещает быть очень интересным.