2. Дети ничего не знали


Katrin Kärpuk ja Harald Foto: Jaanus Lensment


Дети Харальда узнали о продаже леса только в конце апреля 2017-го, когда Харальду сунули в почтовый ящик напоминание, что у него не подана декларация о доходах FIE. Дочь Харальда Катрин Кярпук (у которой большой бухгалтерский стаж) пришла на помощь в составлении декларации.

Ты совершал сделки с недвижимостью, спросила дочь.

Да, продал немного леса, ответил Харальд и отыскал в ящике договор о продаже леса.

У дочери открылся рот от удивления. Это было 1 мая 2017-го.

Катрин Кярпук: "Я, достаточно молодая женщина с высшим образованием, с первого раза вообще не поняла, что купили, что продали. Текст договора был такой запутанный и трудный для понимания. На первый страницах фигурировал предмет договора I, эти лесные угодья у болота, и папа считал, что этим договор ограничивается. Но на четвертой странице прибавлялся еще предмет договора II (участок площадью 10 га) и на пятой странице — предмет договора III (самый большой и ценный участок). Что они тоже продаются, папа уже не понял. Не поняла и мама".

Дочь Катрин задала отцу много вопросов о продаже леса и сняла разговор на видео на телефон. Это видео грустно смотреть. Отец не знает, сколько своего леса он продал и за сколько он свой лес продал. Он не знает ничего ни о кадастровых номерах, ни о местонахождении леса. Он растерян и разводит руками.

Здесь нечему удивляться. В 2010 году у Харальда был инсульт.

Дочь Катрин подозревает сговор лесных фирм. Что Karo Mets использовала Forza Tri как посредника, чтобы остаться добросовестным покупателем. И в помощь взяли нотариуса Эне Нука, которая зачастую оформляет сделки Karo Mets.

Катрин Кярпук искала помощи в бюро канцлера права. Проблем не было бы, если бы над Харальдом вовремя оформили опекунство, ответили там.

"Установленные государством структуры тоже все-таки могли бы не пропускать, — говорит на это Катрин Кярпук. — Как нотариус не понял, что Харальд явно недееспособен!?"