Норвежский министр — о системе защиты прав детей, которую демонизируют за рубежом

 (178)
Delfi в Норвегии
Norra lastekaitse
Norra lastekaitseFoto: Julia Tomberg

Норвежские власти крайне обеспокоены критикой местной службы по защиты детей "Барневарн" (Barnevern) идущей из-за рубежа, в том числе из стран Восточной Европы и России, и хотят внести большую ясность в вопросы связанные со своей системой. Как именно — на месте узнавал корреспондент Delfi.

Нынешней весной широкий резонанс в Норвегии имело прозвучавшее в одном из ток-шоу на литовском телевидении заявление, будто бы норвежские службы намеренно забирают детей иностранцев, дабы улучшить генетическую ситуацию в своей стране. Российский омбудсмен по правам ребенка Павел Астахов в ноябре обвинил "Барневарн" в "ювенальном терроре". Президент Чехии Милош Земан в феврале этого года сравнил норвежскую систему с нацистской организацией "Лебенсборн". Подобные заявления вызывают у норвежских чиновников смесь возмущения и искреннего недоумения. Чтобы продемонстрировать общественности свою точку зрения и объяснить систему работы служб, Норвегия среди прочего приглашает в страну на встречи с официальными лицами журналистов из-за рубежа, в том числе из стран Балтии.

"Для нас очень важно, чтобы вы получили информацию о системе защиты детей в Норвегии. Я осознаю, что в ваших странах звучала критика в адрес "Барневарн", и я хотела бы сказать, что мое правительство относится к этому со всей серьезностью. Для меня важно, чтобы у нас существовала система защиты детей, которой население доверяет", — обратилась к журналистам из Эстонии, Латвии и Литвы министр по делам детей, равенства и социальной интеграции Сольвейг Хорне.

"Также для меня как для министра по делам детей важно, чтобы все дети в Норвегии имели право на заботу и защиту, вне зависимости от их происхождения и гражданства или статуса проживания", — отметила она на встрече, намекнув на претензии о том, что Норвегия вмешивается в дела семей иностранных граждан. "Я знаю, что это непростая проблема. Я говорила с родителями, которые злы на "Барневарн", но я встречала и детей, которые говорили: "Почему вы не пришли раньше?".

Norra lastekaitse Foto: Julia Tomberg

По ее словам, норвежские ведомства сотрудничали с посольствами разных государств в Норвегии с целью распространения точной информации о системе и о правах ребенка в их стране, а также о том, что основная работа "Барневарн" заключается в оказании помощи детям и родителям без изъятия ребенка из семьи.

По официальным данным, из примерно 1,5 миллионов детей, проживающих в стране, служба по защите детей занимается примерно 50 тысячами. Причем в 80% случаев речь идет о превентивных мерах, то есть ребенок продолжает жить в своей семье. По словам министра, а также представителей службы по защите детей и детского омбудсмена, именно такие меры являются приоритетом, так как основной цель в том, чтобы ребенок оставался со своими биологическими родителями.

"Если есть дети, с которыми плохо обращаются, которыми пренебрегают, когда существует насилие в семье, тогда "Барневарн" может забрать детей, но даже тогда у семей есть право на бесплатного адвоката, а также на подачу апелляции в суд", — подчеркнула Хорне.

Следует отметить, что из года в год эти цифры могут разниться, например, в течение 2013 года "Берневарн" занималась 53 000 детей, причем из семьи изъяли 17% из них (исправлено: в более ранней версии статьи говорилось о 38%, позднее выяснилось, что редакции были предоставлены неточные данные).

Цель — увеличить информированность иностранцев

Большинство детей, которыми занимается служба "Барневарн" — норвежцы, однако доля детей иммигрантов высока. Если считается, что в Норвегии около 200 000 детей иммигрантов (т.е. примерно 13% от общего количества детей. Точную цифру назвать сложно, так как все зависит от того, каким образом вести подсчет и кого причислять к этой группе — прим. автора), то в 2013 году из 53 000 детей, которыми занималась служба, 12 500 (около 24%) были детьми иммигрантов.

Министр убеждена, что, помимо культурных различий, одной из причин того, что семьи иммигрантов привлекают к себе внимание служб, является нехватка знаний о правах ребенка в Норвегии. "В Норвегии очень сильны права ребенка. Например, ребенка нельзя бить (законом запрещен даже шлепок — прим. автора). Но и если родители ссорятся, если ребенок живет в семье с крупными конфликтами — на это мы тоже обращаем внимание. Исследования показали, что дети, живущие в семьях с высоким уровнем конфликтности, — в зоне риска. Поэтому мы также укрепили службу психологических консультаций для семей, чтобы родители с высоким уровнем конфликтности могли получить помощь, а также узнать, как стать хорошими родителями", — отметила она.

"Я встречала матерей из африканских стран, которые говорили, что они бежали от войны и опасности с единственной целью — защитить своих детей, а потом они приезжают в Норвегию, а норвежская организация "Барневарн" им говорит, что они не являются хорошими матерями, так как бьют своих детей", — рассказала министр.

Хорне признала, что людям, работающим в "Барневарн", необходимо больше знаний и еще большая компетенция, чтобы работать с представителями различных культур. "Как уже говорилось, в Норвегии запрещено бить детей, но иногда нужно научить семью, что же делать вместо этого, некоторые этого не знают. Поэтому у нас много программ, в том числе программа по правильному воспитанию детей, целью которых является помочь семье, поддержать их у них же дома вместо того, чтобы забирать детей", — отмечает она.

Нацменьшинства — в "Барневарн"

Для улучшения информированности с одной стороны и лучшего обзора и улучшения ситуации с иммигрантами — с другой, предпринимаются различные меры. В частности информация о работе "Барневарн", правах детей и правах родителей на веб-странице министерства переводится на различные языки.

Также министр дала Норвежскому директорату по делам детей, молодежи и семьи (Bufdir) задание начать исследование, чтобы выяснить, обращаются ли службы по защите детей с детьми и семьями из числа нацменьшинств иначе, чем с норвежцами. Директорат также должен составить руководство по сотрудничеству с иностранными семьями. Помимо этого к обучению специальностям для работы "Барневарн" в Университетский колледж Осло и Акерсхуса активно привлекают студентов из числа нацменьшинств. Надеются и на помощь некоммерческих организаций, которые должны способствовать формированию доверия в отношении служб по защите детей.

Вообще Хорне считает важным привлекать к сотрудничеству с "Барневарн" иммигрантские общины: "На юге Норвегии, например, "Барневарн" сотрудничает с группой женщин, приехавших из Сомали, которые помогают им. Если есть проблема с ребенком в сомалийской семье, они звонят одной из женщин из списка и спрашивают, может ли она помочь, сходить в семью, рассказать им о нашей системе помощи. То есть они используют организацию меньшинств, чтобы распространять информацию. Самое главное — доверие, но и информация о том, какова роль "Барневарн".

Превентивные меры и патронажное воспитание

Norra lastekaitse Foto: Julia Tomberg

"Мы все знаем, что самым лучшим для ребенка является расти в биологической семье, и я должна убедиться в том, что родители знают права, знают, как стать хорошими родителями", — говорит Хорне.

Министр по делам детей сформировала комиссию, которая будет работать над новым законом о защите детей. "Для меня важно, чтобы закон сконцентрировался на превентивной деятельности и помощи детям внутри семьи, а также раннем вмешательстве. Сегодня, когда я говорю с людьми из "Барневарн", они отвечают, что у них нет достаточно времени, чтобы заниматься превентивной работой, помогать семьям. Я надеюсь, что мы сможем усилить работу местных самоуправлений, служб здравоохранения, детских садов, школ, "Барневарн", чтобы они работали вместе. Что мы можем сделать для семей, которые нуждаются в помощи? Уверены ли мы, что этими делами должна заниматься "Барневарн"? Может быть, какие-то другие люди могли бы помогать семьям? Я надеюсь, это воплотится в жизнь с новым законом", — поделилась Хорне и добавила, что "Барневарн" и медслужбы должны сотрудничать теснее, чтобы предотвращать случаи изъятия детей из семьи, помогая матерям и отцам стать хорошими родителями.

Она также отметила, что считает важным, чтобы существовала система судов, которая может защитить детей и семьи, если "Барневарн" принимает неверное решение. В данный момент решение об изъятии ребенка из семьи принимает губернский совет по общественному попечению, действующий фактически как суд. Апелляцию на его решение родители могут подать в окружной и высший суды. По словам Хорне, сейчас в Норвегии размышляют о том, чтобы создать систему семейных судов.  

Если же ребенка из семьи приходится забрать — а для этого, по словам и Хорне, и специалистов, работающих в этой системе, могут быть только очень веские причины, — то лучше, чтобы он попал в патронажную семью, а не в детский дом. По этой причине в данный момент службы пытаются рекрутировать больше таких семей. "Если ребенка забирают, то нужно узнать, имеются ли близкие родственники: бабушки, дедушки, дяди, тети, имеется ли вокруг ребенка сеть, которой возможно воспользоваться как патронажной семьей".

Патронажные семьи отличаются от приемных тем, что услуги таких родителей оплачиваются, а сами родители не имеют полных прав на ребенка и подконтрольны службе по защите детей. По словам сотрудников министерства, чтобы стать патронажными родителями, необходимо пройти очень строгую процедуру.

В случае с патронажными семьями министерство также ставит одним из приоритетов привлечение к этой деятельности семей из числа нацменьшинств. Одним из моментов, вызывающих наибольшее количество вопросов в Восточной Европе, является то, что патронажными родителями могут в том числе стать и люди, являющиеся частью ЛГТБ-сообщества.

"Родная семья может протестовать против того, чтобы дети передавались в патронажную ЛГБТ-семью. Мы стараемся находить патронажные семьи, которые родные родители воспринимают спокойно", — утверждает министр. К тому же, по ее словам, у биологических родителей есть возможность вернуть детей — если они проходят соответствующую программу и затем могут продемонстрировать, что являются хорошими родителями.

Поездка журналиста в Норвегию состоялась по приглашению и при поддержке посольства Норвегии в Эстонии.