Наркоман: рос в благополучной семье, но с наркотиками достиг дна

 (92)
Наркоман: рос в благополучной семье, но с наркотиками достиг дна
Foto: Andres Putting

В Эстонии почти 15 000 наркозависимых, это означает, что среди нас каждый сотый — наркоман. Получается, что тысячи семей столкнулись с этой проблемой. Но среди этой страшной статистики есть примеры того, как наркоман может найти путь к трезвости. Свою историю нам рассказал 23-летний Александр, который употреблял наркотики около шести лет.

"Здравствуйте, меня зовут Александр, и я — наркоман", — начал свой рассказ наш собеседник (имя изменено, настоящее — известно редакции). "Я рос в благополучной семье, родители жили вместе. Отец был часто в разъездах, я часто проводил время с матерью. И все было хорошо: родители меня любили, и я любил их. Был шкодливым мальчиком, любил, например, подраться. Я очень любил мать, но больше тянулся к отцу, так как его часто не было дома".

В школе Александр учился плохо. "Учиться всегда не хотел, мечтал стать футболистом и жить с этой иллюзией, что я стану классным спортсменом. Однажды в седьмом классе я попробовал алкоголь: мне было очень интересно, потому что мои сверстники выпивали, ходили на дискотеки, а я ни разу не пил и был домашним".

Он выпил несколько бутылок крепкого пива, и стал вести себя неадекватно — "бегать по машинам". "Потом пошел к обрыву, который находился недалеко от места, где я выпивал, и скатился с этого обрыва, упал прямо лицом на камни. Все лицо у меня было поцарапано", — вспоминает Александр. "Одноклассники привезли меня домой, моя мама засняла то, как я выглядел. Вот таким было первое знакомство с алкоголем. Но потом я испытывал сильное чувство вины перед мамой, и пообещал, что больше не буду пить. И я действительно не пил".

Через какое-то время родители развелись, и он сильно переживал это. Когда происходили какие-то семейные "разборки", сын часто вставал на сторону отца, но все же продолжил жить с матерью.

Знакомство с алкоголем

"Однажды случилось так, что я со своими одноклубниками пошел на квартиру, где они отдыхали, пили алкоголь. И я тоже решил выпить. Там была красивая девушка, которая мне понравилась, и мне хотелось перед ней выглядеть сильным. Я выпил несколько стаканов водки, и в итоге я лежал без сознания, меня тошнило, я чуть не захлебнулся", — описал Александр второй опыт "общения" с алкоголем.

"Я стал ссориться с мамой, переехать жить к папе. У меня там появилось чуть больше свободы, — продолжает Александр. — Я продолжал заниматься футболом, иногда выпивал по выходным, на дискотеки ходил. Мне кажется, это нормально для подросткового возраста, для 16-18 лет, интересно это все попробовать. Я оказался в компании мальчиков, которые постоянно курили "травку". Я долго отказывался, не хотел употреблять. Но однажды я был выпивший, мне снова предложили, и я все же решил попробовать. И мне очень понравилось. Мне всегда мало было одной дозы, мне все время хотелось выкурить несколько доз сразу".

"Но случилось так, что я снова ушел в футбол, и на время перестал курить. Но спустя где-то полгода я встретил друга, он предложил мне покурить "косяк", и я согласился. И с того момента в моей жизни что-то перевернулось: стал регулярно курить с ним травку, пропускать школу, тренировки по футболу, хотя я очень сильно любил спорт. Мы начали воровать телефоны, обманывать людей, вымогать деньги. Все деньги уходили в алкоголь и наркотики. В результате я потерял школу, поссорился с директором, забросил и футбол".

"Занялся наркотиками, чтобы помогать маме"

Он подумал, что не хочет возвращаться в школу, и лучше пойти работать. Но в это время его друзья начали заниматься продажей наркотиков. Первое время Александр за этим просто наблюдал, и курил с ними "травку", потому что у них ее было неограниченное количество.

"Однажды мы в очередной раз употребляли наркотики и алкоголь, и в компании оказался парень, который занимался тяжелыми наркотиками, он дал мне их попробовать. Но с первого раза я не пристрастился, даже забыл об этом. Спустя несколько лет, дело было летом, мои друзья нашли героин и попробовали его. Две недели я с ними употреблял героин, и я заметил, что с ними происходит что-то не то, что они уходят в какой-то другой мир. Я понял, что мне это не нужно. Я решил, что буду курить только "травку", потому что она казалась мне безвредной, я так себя убеждал, — поделился молодой человек. — В тот момент я даже пытался вернуться на футбол, хвататься за какие-то свои старые ценности, но во мне уже не было такого энтузиазма, потому что в мою жизнь уже пришли наркотики".

"Все пришло к тому, что я стал тоже заниматься наркотиками. Я придумал для себя такую отговорку, что, вот, у меня мама одна живет, и я, этим занимаясь, смогу маме помогать", — признался он, описывая, как "достиг дна".

Александр курил в основном марихуану, но иногда прибегал к тяжелым наркотикам: "Потому что в них я видел способ себе помочь, если мне было грустно, печально на душе, как будто в них есть спасение. Мне казалось, что это другой мир, более свободный от обременяющих мыслей, от рутины, от проблем, если с девушкой что-то не то… Я очень много курил, чуть не по десять граммов в день. Мне это очень сильно нравилось. У меня были долги, я себя плохо чувствовал, но при этом говорил себе, что я не наркоман, что "шишки" — это не наркотики".

Если денег на наркотики не было, то он шел что-то закладывать, потому что хотел "курнуть".

Новый год зависимости

"Я знал, что мой приятель употреблял тяжелые наркотики в то время, мы встретились, и употребляли тяжелые наркотики две недели подряд. Но потом мне стало очень плохо, я снова подумал, что мне стоит вернуться к курению. Самое интересное, что в то время я в своей жизни ничего не видел другого, как только заняться наркотиками, ничего не делать, зарабатывать деньги снова употреблять. Моя жизнь вообще не имела никакого смысла, я и не видел других способов ее прожить. Я не думал, что я могу пойти на работу, что у меня проблемы с наркотиками, что у меня проблемы дома, что все проблемы — это все во мне", — вспоминает Александр. "Я пытался сделать так, чтобы не употреблять тяжелые наркотики, но у меня ничего не получалось".

"Но однажды я проснулся 1 января. Мне было плохо, я пошел за наркотиками и до июня или июля я каждый день употреблял. Я украл из дома у мамы золото, и многое другое, что можно было заложить и купить наркотики, просил деньги у бабушки, воровал. У меня в итоге было три условных срока".

"Моему отцу рассказали, что я наркоман. И он мне помог: попросил, чтобы родственники не давали деньги, и отвез в реабилитационный центр. Я там пробыл 17 дней, посмотрел на ребят и подумал, что я-то как раз хорошо выгляжу, и одежда у меня хорошая. Подумал, что я не такой наркоман, не "конченый", как они. Но как только я вышел за дверь центра, то спросил у себя, свободен ли я теперь, и ответил, что не свободен. И когда я снова бежал продавать ворованные вещи, то подумал, что бегу так за наркотиками, как не хотел бежать за своей жизнью", — говорит Александр о своем непростом пути к трезвости.

Он ощутил, что внутри будто оживало что-то светлое, но желание употребить наркотики было настолько сильным, что молодой человек просто не мог остановиться: "Я принимал их десять дней, потом меня поймали в магазине с моим подельником. Я просидел в карцере, потом пришел к следователю, уже чувствуя, что уже что-то изменилось после того, как я познакомился с такими же зависимыми, как и я. С этими людьми я не смог разговаривать о воровстве, о чем-то подобном. Мне захотелось разговаривать о чувствах, чего раньше со мной не было. Я почувствовал в себе мягкость, мне часто хотелось плакать. Думаю, это было следствием чувства вины. Следователю я рассказал все как на духу. И попросил отпустить меня, потому что я сразу пойду в реабилитационный центр. Меня отпустил в тот же день. Отец работал рядом с участком, я попросил его позвонить туда, чтобы меня приняли в центре".

"У меня было сто крон. И я решил, что пойду за наркотиками, а уже потом в реабилитационный центр. Я купил наркотик, стоял, держал его в руках. И говорю себе: "Может быть, ты не будешь употребляя? У тебя будет три чистых дня". А другой голос сказал: "Подумай, ты уже никогда не употребишь наркотики, если ты вернешься в центр. Может, тебе все-таки надо употребить…", — рассуждает Александр. — И я принял наркотик. Но никакого удовольствия, удовлетворения я не получил. После этого я все же пошел в центр, и тогда моя жизнь начала меняться".

Отрезал мосты и узнал, что такое чувства

В результате Александр сдал своего подельника, хотя следователь не настаивал, а просто попросил бумаги подписать: "Мне это помогло! Я смог отрезать себе мосты: отделиться от того, чем я раньше жил. Я не хотел возвращаться назад — к криминалу и такому отношению к жизни. Мне помогло это и впоследствии, когда я закончил реабилитацию и начал ходить на собрания анонимных наркоманов. В "АН" было важно выполнять ряд вещей, регулярно приходить в группы и работать со "спонсором" — тем человеком, который трезв дольше, чем ты, и помогает тебе идти к выздоровлению".

"Когда я употреблял, у меня было много конфликтов, проблемы с мамой, и я чувствовал, что, будучи трезвым, посещая "Анонимных наркоманов", я получаю любовь и тепло, внутреннюю наполненность. И я начал стараться это отдавать матери и отцу, поддерживать их", — рассказал Александр, добавив, что в центрах "АН" есть группы, где помогают тем, чьи близкие стали зависимыми. Редко, но родители или братья-сесры зависимых приходят, спрашивают об "АН".

Александр подчеркнул, что прекратил общаться со всеми людьми, которые были связаны с употреблением наркотиков: "Это очень важно! Очень у меня было много ограничений: не общаться с этими людьми, не слушать музыку, не делать то, что могло меня увести обратно в употребление. Знаете, даже сейчас, когда я вижу этих людей, мне это напоминает о прошлом. Я, конечно, могу натворить каких-нибудь глупостей, но я больше приобрел в "Анонимных наркоманах" — настоящих друзей".

По его словам, для наркомана очень важно оказаться в сообществе людей, которые имеют такую же проблему, осознали ее, хотят от нее освободиться и понимают ощущения друг друга. Сам Александр помогает людям и отвечает на вопросы по телефону доверия "АН".

"Сейчас я приобрел работу, пусть и не постоянную, я вернулся к спорту — уже год занимаюсь футболом. И я очень счастлив! Получил специальность сборщика металлоконструкций, и теперь хочу получить специальность "работа с клиентами и руководитель по продажам". Я обрел искренних друзей, которым не надо от меня наркотиков, с которыми мы можем просто поговорить тепло, душевно. И я стал чувствовать свое сердце и душу, особенно, когда общаюсь в "АН". Там что-то происходит… Нутро погибшее — оно будто оживает", — делится своими переживаниями Александр.

Он счастлив от того, что улучшились отношения с родителями, стал общаться с родственниками, даже с теми, с кем никогда не виделся, пока употреблял.

"Моей социальной стабильности точно не было бы, если бы в моей жизни не появились "Анонимные наркоманы". Потому что у меня очень много внутренних проблем, иногда очень хочется употреблять наркотики и алкоголь, но если не было бы "АН", то, наверное, я бы употреблял. Но я сейчас благодаря им понял, что у меня есть сердце, что я могу сопереживать людям. Мне сейчас не безразлична судьба родителей, друзей, многих людей, как это было раньше. Сейчас мне интересно и у меня есть чувства. Могу честно сказать, что раньше я даже не знал, что такое чувства — я не знал, что злость — это чувство. Когда стал о них узнавать, то удивлялся…"

Для справки:

Анонимные Наркоманы выделились из Сообщества Анонимных Алкоголиков в начале 50-х. В первой половине 50-х годов собрания АН проводились только в районе Лос-Анджелеса в Калифорнии (США). Много лет Сообщество АН развивалось очень медленно, распространившись от Лос-Анджелеса до других крупных городов Северной Америки и Австралии к началу 1970-х.
Сейчас сообщества "АН" есть во множестве стран, а также в Индии, Африке, на Ближнем Востоке.

В Эстонии больше ста "чистых зависимых" (то есть наркоманов, долгое время не употребляющих наркотики и алкоголь), которые работают по этой программе.

Программа АН использует очень простую концепцию зависимости, ориентированную на личный опыт наркоманов. Анонимные Наркоманы не используют термин "болезнь" ни в каком специальном медицинском или психотерапевтическом смысле, и при этом АН не делают попыток убедить других людей в правильности своих представлений. Движение АН утверждает только, что члены Сообщества договорились считать зависимость болезнью, чтобы эффективно помогать друг другу, пользуясь подходящими к ситуации определенными терминами.

Информация об эстонском сообществе "АН" и приеме в группах в разных городах страны — на официальном сайте.