Михайлов: меня побудили выступить явные признаки наглеющих постфашистских проявлений в культуре

 (169)
Михайлов: меня побудили выступить явные признаки наглеющих постфашистских проявлений в культуре
Foto: Siim Lõvi

"Что меня побудило выступить на этой конференции, так это совершенно явные признаки наглеющих постфашистских проявлений в культуре. А еще меня волнует, что культурная и интеллектуальная элита отмалчивается все более глухо, совершенно уходит со сцены", — сказал Delfi cоциолог Дмитрий Михайлов.

Сегодня он выступит в Таллинне на конференции "22 сентября — день сопротивления: без политики", приуроченной к 68-й годовщине освобождения столицы Эстонии от гитлеровской оккупации.

"В данном случае мне симпатичен подзаголовок — "без политики", — пояснил Михайлов. Действительно, как заявили организаторы конференции, она посвящена в том числе и "проблемам различных трактовок исторических событий прошлых лет".

В преддверии своего выступления "Два основных идеологических мифа" Дмитрий Михайлов прокомментировал порталу: "Идеология — это мифодизайн. Применительно к теме конференции два основных мифа — коммунистический и фашистский. Наши уважаемые антифашисты поддерживают, так сказать, плюс против минуса. А их противники говорят им: нет, это у вас минус, а у нас — плюс.

Между тем, эти мифы абсолютно неравны. Равенство "придумали" французские правые философы Андре Глюксманн и Ален де Бенуа. Они и есть фактически философские отцы "Черной книги коммунизма" и тезисов, которые вбиты в эстонскую идеологию, как гвоздь в голову: что коммунизм и фашизм — это два брата.

Эти мифы восходят к разным типам. Коммунистический миф — миф надежды. Он самый древний. Миф фашизма — это миф модерна. Он возник в конце XIX — начале XX веков и предполагает искусственное сотворение чего-то нового, модернового. Например, германские фашисты творили миф расы, то есть неполноценности и права ликвидации одних и превосходства других.

Разница между фашизмом и коммунизмом в своей мифологической сути — в том, что фашисты творят миф, создавая свою собственную реальность, себя как нацию или как расу. А коммунистический миф к расовому не имеет отношения. Бороться с мифом коммунизма — это все равно что отнимать у людей надежду, мечту о светлом будущем.

Поскольку на мифологические основы этих различий особого внимания до сих пор не обращают, то предпочитают и не замечать, что после ликвидации фашистской Германии вирусы фашизма были рассеяны по всей Европе. Никакого очищения или покаяния не произошло. И нельзя думать, что фашизм — это история. Фашизм творит миф сейчас, он распылен, произошло тотальное вирусное заражение.

А под модную у нас сурдинку уравнивания фашизма и коммунизма подпадаем и все мы, потому что это уравнивание — суть идеологическое обеспечение ликвидации русского образования как враждебного остатка советской идеологии".