Марина Кальюранд усомнилась в желании России положить конец войне в Сирии

 (92)
интервью EPL
Марина Кальюранд усомнилась в желании России положить конец войне в Сирии
Foto: Priit Simson

В последнее время министру иностранных дел Марине Кальюранд все больше приходится отвечает на вопросы о том, стремится ли она стать президентом, однако это не означает, что сама она не хочет говорить о внешней политике. Наоборот, Кальюранд с готовностью поделилась своим мнением о миграционном кризисе, политической ситуации на Украине и соглашении между США и Россией по прекращению авиаударов в Сирии.

Eesti Päevaleht представил Марине Кальюранд составленную Европейским советом по международным отношениям (ECFR) оценку внешней политики Эстонии. Если в прошлом году Эстония была лидеров в сфере содействия в развитии, то в этом году страна сдала свои позиции. Кальюранд с этим не согласна: ”Эстония — одна из тех немногих стран, которые не уменьшили свои сотрудничество по развитию и гуманитарную помощь. Для Эстонии это четкий приоритет”.

”С одной стороны, я согласна, что разница между договоренностями по приему беженцев и проделанной на самом деле работой вызывает сожаление. В настоящее время органы занимаются досье, поступившими как из Италии, так и из Греции. Да, оформление документов еще зашло не так далеко, чтобы беженцы уже прибыли в Эстонию, поэтому если подсчитывать конкретные цифры, то в них наша деятельность не отражается”, — объяснила Кальюранд.

Министр иностранных дел подчеркнула, что при рассмотрении деятельности по миграционному кризису нужно учитывать гораздо больше, чем квоты по приему беженцев. По ее словам, Эстония внесла значительный вклад во Frontex, агентство ЕС по безопасности внешних границ, а также оказала посильную помощь Греции и Словении.

”Сможем ли мы, сидя здесь два года, сказать, что к этому времени мы приняли более 500 беженцев? Очень надеюсь, что да”, — закончила Кальюранд.

Миграционный кризис — не единственная проблема ЕС

”Насчет Великобритании — позиция Эстонии в этом вопросе состояла в поиске компромиссов и поддержке переговоров”, — объяснила Кальюранд недостаточную критику Эстонии в адрес желания Великобритании покинуть ЕС и диктовать свои правила. По ее словам, в отношении других кризисных ситуаций в Европе Эстония всегда высказывала свое мнение, например, когда пришедшая к власти в Польше правая партия пыталась нарушить принципы правового государства, или во время последних событий на Украине.

”Конечно же я с беспокойством слежу за ситуацией на Украине. Смена министра экономики, уход в отставку генпрокурора и выражение недоверия премьер-министру, хоть и провалившееся, являются отрицательными сигналами. Конечно же, я бы хотела, чтобы украинские президент, правительство и рада работали вместе во имя общих целей, таких как реформы, интеграция, улучшение отношений с ЕС”, — поделилась Кальюранд.

”Говорим ли Украине, что реформы можно было бы проводить быстрее и эффективней? Да, говорим, но очень сбалансированно. Нельзя забывать, что на Украине сейчас все еще идет война”, — отметила Кальюранд. По ее словам, одна из тем, о которой постоянно говорят с Украиной — коррупция. ”Говорим и о том, что правительство и рада несут ответственность за выполнение воли своего народа, и мы поддерживаем их в этом”.

Во время визита министра иностранных дел Грузии Кальюранд заверила его, что Эстония поддерживает сближение Грузии с ЕС и евроатлантические стремления. Однако при этом Кальюранд осознает опасность того, что на предстоящих грузинских выборах могут одержать победу силы, которые не поддерживают сближение страны с Европой, поэтому важно как можно быстрее ввести безвизовый режим, который поможет и простым людям понять важность ассоциации с ЕС.

Чего на самом деле хочет Россия?

Кальюранд также спросили, что она думает о заключенном на прошлой неделе в Мюнхене договоре между Россией и США по прекращению военных действий в Сирии. Сама Кальюранд на встрече не присутствовала и может дать оценку только тому, что она слышала: на встрече договорились о прекращении военных действий, о как можно более быстрой доставке гуманитарной помощи гражданскому населению и о продолжении политического процесса.

”Казалось бы, что обо всем договорились. И тут на следующее утро во время выступления министра иностранных дел Сергея Лаврова и премьер-министра Дмитрия Медведева выяснилось, что договор был понят не совсем одинаково. Если запад дал понять, что прекращает всевозможные военные действия и продолжит военные действия только против террористов, то Россия истолковала это так, что продолжит военные действия против всех сил, которые воюют против Асада. Они оставили себе право бомбить позиции умеренных антиправительственных группировок, что очень печально, потому что это полностью меняет дело”, — прокомментировала Кальюранд.

”Осмелюсь сказать, что это вызвало дополнительную гуманитарную катастрофу. Фотографии с места событий ужасающие. Люди, у которых нет ни воды, ни еды, голодающие дети, осажденные деревни, города. И в то же время активное наступление сил Асада при поддержке авиаударов со стороны России. Весьма прискорбно. Возникает вопрос — когда заключали договор, разве не обговорили эти детали? Почему эти вопросы возникают только на следующее утро?”, — добавила она.

”Если искать в этом хоть что-то позитивное, то еврокомиссар по гуманитарной помощи подтвердил, что по крайней мере договорились о том, что машины с гуманитарной помощью ООН нагружены и прибудут к сирийцам уже в ближайшие дни. Но то, что авиаудары будут продолжаться еще неделю, весьма печально. И на самом деле сейчас уже нет ни у кого уверенности в том, что будет дальше, потому что это все больше напоминает Второе минское соглашение и Дебальцево, а не реальное желание закончить войну”, — констатировала министр иностранных дел.