Лобов: на эстонскую общину транслируются ложные установки и страхи об участии Кремля

 (187)
Лобов: на эстонскую общину транслируются ложные установки и страхи об участии Кремля
Erakogu

"На эстонскую общину транслируются ложные установки, например, о том, что борьба за образование на родном языке идет против эстонского языка. Этот процесс одновременно подкрепляется страхами о каком-то участии Кремля", — считает председатель правления НКО "Русская школа Эстонии" Андрей Лобов.

"Если первая половина марта была отмечена заявлениями по поводу создания в Таллинне частного лицея с русским языком обучения, то конец марта и начало апреля выдались богатыми на "руки Кремля", — продолжил он. — За отправную точку в этой истории можно принять публикацию в Eesti Ekspress от 22 марта под заголовком "Борьба за русское образование началась на деньги Кремля". Она оставила схожее чувство, которое можно получить и от чтения ежегодника КаПо. И статья в Eesti Ekspress, и ежегодник содержат имена физических и названия юридических лиц, причем существует их увязка с угрозой безопасности Эстонии".

Читайте также:

Лобов напомнил, что на презентации ежегодника КаПо генеральный директор Департамента полиции безопасности Райво Аэг сказал: "Однако Кылварт очень активен в борьбе против закона, который есть действующий закон Эстонской Республики". По словам Лобова, пояснения, о каком именно законе идет речь, не последовало.

"Дело в том, что есть Закон об основной школе и гимназии, который указывает на процедуру утверждения отличного от эстонского языка обучения — статья 21, — привел свои разъяснения Андрей Лобов. — Также статья 37 Конституции ЭР указывает, что язык обучения в школе национального меньшинства выбирает сама школа. На основе этих статей закона и Конституции разворачивается сейчас в суде борьба за реализацию права выбора языка обучения. А вот умолчание о законных возможностях есть элемент противодействия — уклонение от разговора по существу. Есть надежда, что к такому разговору можно будет постепенно подойти через третью ветвь власти — судебную. Остальные ветви власти, включая четвертую (конкретно — СМИ на эстонском языке), пока крайне редко позволяют себе и другим говорить об образовании на русском языке по существу".

По мнению Лобова, в Эстонии принято рассуждать о том, что местные русские находятся в "неправильном информационном поле", мол, получают в основном информацию из России. "Однако, на мой взгляд, информация о жизни Эстонии, включая те же заявления о "неправильном информационном поле", очень даже оперативно доходит до русского читателя, радиослушателя или телезрителя — независимо от языка, на котором высказывался тот или иной выступающий".

Однако, убежден Лобов, в обратном направлении этого не происходит: "Уже более года являюсь членом объединения "Русская школа Эстонии", мне самому доводилось десятки раз обращаться к СМИ на эстонском языке с проблемами русской школы в нашей стране. Пробить стену удалось лишь пару раз, но в основном СМИ меня просто игнорировали и не доводили до эстонского читателя информацию о нашей позиции и общественной жизни русскоязычного населения.

Дошло до смешного. 12 марта был открыт сайт venetuum.info, призванный, в числе прочего, на эстонском языке обозначить позицию русской общины. В день открытия сайта информация об этом на эстонском языке была разослана во все эстоноязычные СМИ. Никто из них пресс-релиз так и не опубликовал. Даже после нескольких телефонных звонков в редакции.

Однако информация все же появилась через пару дней и на эстонском языке — на сайте Министерства иностранных дел ЭР в рубрике "Эстония в зарубежных СМИ". МИД опубликовал перевод с русского языка информации, появившейся в российской прессе. А ведь информация в российские СМИ пришла из русскоязычных СМИ Эстонии".

Лобов подытожил: "В результате сложилась ситуация, когда русскоязычные жители нашей страны и россияне получают представление о том, что происходит в нашей стране. Однако от части очень важной информации эстонская община в абсолютном большинстве остается изолированной".

Uudiskirja Üleskutse