Лебедев: вперед, товарищ президент, или Мы еще поборемся за русскую школу!

 (85)
эксклюзивное интервью Delfi
KODURAHU ÜMARLAUD, Vladimir Lebedev
KODURAHU ÜMARLAUDFoto: TERJE LEPP

Руководитель Объединения российских граждан в Эстонии Владимир Лебедев на днях жестко раскритиковал правительство России за намерение заключить с эстонскими коллегами новое соглашение о сотрудничестве в области высшего образования. Пафос критики сводится к тому, что российские власти в очередной раз с легкостью сдают соотечественников, так как соглашение аннулирует документ 1994 года, который предусматривал сотрудничество по вопросам образования в целом, а не сужал его до одного вида.

Кому вы направили свое обращение в связи с распоряжением Дмитрия Медведева подписать соглашение?

В первую очередь, в Государственную Думу. Насколько я знаю, сейчас КПРФ развернула в стране кампанию по отставке правительства Дмитрия Медведева. Фракция КПРФ в Думе неоднократно требовала отставки министра образования и науки РФ, и, надеюсь, мое обращение добавит аргументов. Аналогичную позицию в отношении министра занимает фракция "Справедливая Россия". Единороссам и жириновцам отправлять "челобитную" не имеет смысла — эти ребята пропускают и "штампуют" только те решения, которые приходят из администрации президента. Свое обращение я направил и туда. Кроме этого, есть и личные связи-каналы… Хотя я не уверен, что данный документ (новое соглашение) будет передан на ратификацию в Государственную Думу РФ. Это все-таки не международный договор, требующий по регламенту утверждения Госдумой.

Читайте также:

Были ли отклики на это ваше обращение?

Коммунисты ответили сразу — что ”обращение получено”. В понедельник пришел промежуточный ответ из администрации президента РФ — о том, что мое обращение ”направлено на рассмотрение в Министерство иностранных дел Российской Федерации в соответствии с компетенцией по разрешению поставленных в нем вопросов”. Остальные, надо полагать, раскачиваются. Но не это главное. Писать гладкие, ничего не обещающие ответы чиновники умеют. Наша задача — озаботить "всю президентскую рать". Президент Путин неоднократно заявлял о необходимости улучшать имидж России в глазах международной общественности. На это даже были выделены большие деньги. Не думаю, что в администрации не умеют их считать. Да и имидж страны — не последнее дело. Особенно для Путина, ведь это и его престиж.

Насколько я поняла, вы считаете, что задача — не остановить подписание соглашения, которое в целом неплохое. Главное — русская школа?

Вы правы. Новое соглашение ничего существенного в себе не несет — и в России, и в Эстонии вузы обладают достаточной степенью свободы в вопросах международного сотрудничества. Я полагаю, что идея о новом соглашении была предложена эстонской стороной. И сделано это было только с одной целью — денонсировать старое соглашение 1994 года, в котором прописано право национального меньшинства на получение образования на родном языке. Эстонских национал-радикалов в правящей верхушке насторожил запрос депутата Рийгикогу Яны Тоом о правомочности этого документа, и они решили опередить и ограничить возможные действия русской общины, направленные против уничтожения русских гимназий. А российское чиновничество прослезилось от умиления — надо же, сами эстонцы предложили новые договоренности… Любят на Руси пресмыкаться перед иностранцами, все боятся их обидеть. Для иного российского чиновника снисходительное похлопывание по плечу какого-нибудь европейского политика гораздо важнее судеб тысяч граждан своей страны, не говоря уже о соотечественниках.

Один из вариантов дальнейших действий — поставить перед президентом России вопрос о конституционном праве граждан РФ на образование на родном языке независимо от места проживания?

Я — гражданин России. И апеллировать могу только к своему президенту, как говорится, право имею. В Конституции Российской Федерации записано, что каждый гражданин имеет право на образование. Причем, государство "гарантирует равенство прав и свобод человека и гражданина независимо от пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям, а также других обстоятельств". По Основному закону президент Российской Федерации "является гарантом Конституции Российской Федерации, прав и свобод человека и гражданина".

Путей решения этой проблемы (право граждан РФ на образование на родном языке) у России много. Как пример, т.н. посольские школы — дети сотрудников МИД России и специалистов, работающих по контракту за границей, обучаются в школах при посольствах России. В настоящее время за границей действует 85 школ МИД РФ. Это тоже вариант. Кстати, министр Яак Аавиксоо неоднократно заявлял о готовности Эстонии договариваться с Россией по этому вопросу.

Существует также разработанная Россотрудничеством концепция ”Русская школа за рубежом”, разработана и типология школ:

русская школа за рубежом I типа
– это общеобразовательная школа, где преподавание ведется на русском языке в соответствии с российскими образовательными стандартами.
К ним относятся школы Министерства иностранных дел Российской Федерации; школы Россотрудничества. Эти школы функционируют в соответствии с заявленной целью концепции — обеспечения конституционного права граждан Российской Федерации, проживающих за рубежом, на получение общего образования на русском языке. Следует также отметить, что эти школы являются российскими в силу их ведомственной принадлежности и нахождения их в собственности Российской Федерации. Процедура аккредитации этих школ и лицензирования их деятельности определяется действующим законодательством Российской Федерации и не требует согласования с местными органами власти;

русская школа за рубежом II типа
– это общеобразовательная школа, где преподавание ведется по интегрированным образовательным программам в соответствии с российскими и национальными образовательными стандартами. К ним относятся школы с русским языком обучения, созданные за рубежом при участии Российской Федерации. Деятельность таких школ регулируется межправительственными (межгосударственными) соглашениями. Эти школы реализуют конституционное право граждан Российской Федерации, проживающих за рубежом, на получение общего образования на русском языке. Процедура аккредитации таких школ и лицензирования их деятельности производится в соответствии с национальным законодательством и с учетом процедур, предусмотренных межправительственными (межгосударственными) соглашениями;

русская школа за рубежом III типа
– это национальные общеобразовательные школы с преподаванием на русском языке и классы с преподаванием на русском языке в национальных школах. К ним относятся государственные национальные начальные, основные и средние школы с русским языком обучения в странах бывшего СССР; негосударственные национальные начальные, основные и средние школы с русским языком обучения; классы с русским языком обучения в национальных школах. Их деятельность регулируется национальным законодательством страны пребывания. Школы реализуют местные программы обучения. Процедура аккредитации таких школ и лицензирования их деятельности производится в соответствии с национальным законодательством;

русская школа за рубежом IV типа
— это учреждения дополнительного образования, реализующие образовательные программы, соответствующие требованиям стандартов основного общего образования Российской Федерации. К ним относятся курсы дополнительного образования; школы выходного дня; воскресные школы; организации соотечественников и ассоциации учителей русского языка и литературы, реализующие образовательные программы.
Деятельность таких учреждений дополнительного образования регулируется национальным законодательством.

Для нас, граждан России, наиболее привлекателен первый тип. Причем, достаточно будет создать на территории Эстонии российские школы с гимназическими классами, то есть 10-11 классы. У России есть все, в том числе и рычаги влияния, чтобы решить эти проблемы! Было бы желание. Как говорится, вперед, товарищ президент!

Как вы собираетесь довести этот вопрос до Путина? Где гарантии, что он его получит и увидит?

Убежден: и получит, и увидит. Мы постараемся. Но этого мало, нужны конкретные дела — ”расторопность” чиновников известна… Их надо ”прессовать”. И здесь многое зависит от нас самих, от вас, журналистов.

Если не секрет, какие еще шаги запланированы?

Сначала надо увидеть реакцию президента России, потом выбрать варианты действий. В соответствии с российским законом, государственному служащему отведен месяц на ответ заявителю. Конечно, планы борьбы (не побоюсь этого слова) имеются. Это, например, сбор подписей граждан РФ под обращением к президенту, массовые акции. Есть и меры, так сказать, радикального характера, направленные прежде всего в адрес России, в адрес президента. У нас имеется определенный опыт. Хочется напомнить о политической голодовке русских депутатов Верховного Совета Эстонской Республики в зале заседаний парламента в период ”Поющей революции”. А это было своеобразное ноу-хау в мировой парламентской практике. В мире известно свыше 200 форм акций борьбы за свои права. Есть и весьма неожиданные, скажем так. Разумеется, в рамках законности. Озвучивать пока рано, хочется надеяться, что до этого не дойдет.

Этот "бой" за конструктивное и деятельное участие России в судьбах российских соотечественников за рубежом — "последний и решительный"?

Решительный — да. Последний — не уверен. Препятствий будет достаточно много, но наше дело — правое. Свое слово должны сказать и эстонские граждане русского происхождения.