Крик души: неужели жизнь человека в этом мире ничего не значит?

 (190)
Крик души: неужели жизнь человека в этом мире ничего не значит?
Valdek Alber

В Эстонии 47 спецдомов по уходу, в которых в общей сложности 2648 мест. В списке ожидания стоят более 500 человек, многие из которых своей очереди так и не дождутся. Издание Maaleht опубликовало историю одной женщины, иллюстрирующую насколько трудно найти своему душевнобольному близкому человеку место, где он сможет получать круглосуточную помощь.

”Недавно мне пришлось столкнуться с неожиданной болезнью близкого человека. Я никогда не могла подумать, какая бюрократия ожидает меня впереди. Создается впечатление, что жизнь человека в этом мире ничего не значит”.

Отец женщины был простым деревенским мужчиной, который жил на Сааремаа. Однажды он упал с дерева, да так неудачно, что некоторое время находился без сознания. Со временем он стал очень странно себя вести. По оценке врачей, такие перемены были не последствием падения, а результатом более длительного процесса, в ходе которого у мужчины стали вырабатываться деменция, шизофрения и другие психические заболевания.

Череда мытарств началась

Читайте также:

В психиатрической больнице, в которой мужчина лежал несколько раз, посоветовали определить его в специализированный дом призрения. Вот тут для женщины и началась череда бюрократических мытарств.

”Сначала я должна была стать отцу опекуном. Прошло несколько месяцев, прежде чем суд удовлетворил мое ходатайство”, — рассказывает женщина.

”Теперь, для того, чтобы поместить отца в дом по уходу, мне было необходимо предоставить план реабилитации. Однако мое ходатайство о его составлении было отклонено, так как отцу не было назначено степени тяжести инвалидности. Когда, наконец, инвалидность назначили, мне пришлось заполнить еще одно ходатайство, и я получила список учреждений, занимающихся планами реабилитации”.

Когда женщина стала обращаться в эти учреждения, выяснялась, что в силу разных причин они помочь не могут, перенаправляли в пенсионный департамент, который помочь тоже не смог, так как необходимые данные к ним на тот момент еще не поступили.

Болезнь ждать не будет

Отцу тем временем становилось все хуже, болезнь прогрессировала. В обычном доме по уходу, в котором он тогда находился, уже не могли справляться с его беспокойством и агрессией.

После очередной череды отговорок и ”отфутболиваний” удалось найти в Таллинне учреждение, которое составит план реабилитации. Однако это должно было занять минимум месяц времени. ”Кроме того, меня сразу предупредили, что очереди в спецучреждения по уходу расписаны на несколько лет вперед, хотя иногда первое место может освободиться уже через полгода”, — продолжает женщина.

Возникла следующая проблема — куда на это время определить мужчину. После долгих поисков такое место нашлось — дом призрения Хелленурме, однако уже через месяц женщины получила от учреждения сообщение о том, что из-за чересчур агрессивного поведения пациента и его неоднократных попыток к бегству они желают прекратить договор об оказании услуг.

”Эта новость лишила меня дара речи. Где найти подходящее место, если вся бумажная волокита упирается в план реабилитации”?
Одна возможность все же была: поместить мужчину в учреждение закрытого типа в порядке приоритета по решению суда. ”Но, как известно, все действия в суде занимают огромное количество времени”, — вздыхает женщина.

Несколько раз она обращалась в волостной социальный отдел. ”Они были готовы помочь, но, как я поняла, все равно были не в силах ускорить весь этот бюрократический процесс”.

Последнее пристанище

”Так как я больше не могла ничего сделать, я попросила дом по уходу Хелленурме подержать отца у себя хотя бы до вынесения судом решения. Мне ответили, что это невозможно, так как у них много желающих и они хотят еще успеть сделать ремонт в комнате, в которой мой отец якобы все испортил. Отца я все же забирать оттуда не стала. Куда я бы его дела?”

Через некоторое время был готов план реабилитации, но в нем на тот момент не было никакого смысла, так как дело уже находилось на рассмотрении суда. Кроме того, план казался более чем странным: он предписывал мужчине посещение литературного кружка, просмотр и обсуждение телепередач с целью его приобщения к общественной деятельности.

”К какой деятельности можно приобщить человека, который совершенно неконтролируемо вырывает из стен розетки, справляет в них свою нужду? Человека, который агрессивен и опасен как для себя, так и для окружающих?” — задается вопросом женщина.

Как бы то ни было, однажды из Хеленурме сообщили, что ее отец с внутренним кровотечением был доставлен на скорой в Валгаскую больницу. Через несколько дней он скончался.

”Отец, наконец, обрел свое пристанище. На Сааремаа. На кладбище Каарма”, — закончила свое повествование женщина.