”Ко мне приставили ассистента и не дали задать вопросов о правах человека в самой Эстонии”

 (74)
впечатление от конференции
”Ко мне приставили ассистента и не дали задать вопросов о правах человека в самой Эстонии”
Foto: Vallo Kruuser

”Конференция была просто замечательная, всем своим видом Эстония показала, что у нее не просто все хорошо, а она на острие борьбы за права человека в мире — в Сирии, Ливии, Китае, России. Ну, а в самой Эстонии никаких проблем нет, потому что о них никто даже не вспомнил”, — так охарактеризовал свое впечатление о ежегодной конференции, проведенной Эстонским институтом по правам человека, член правления Международного правозащитного движения ”Мир без нацизма” Валерий Энгель.

Delfi писал, что поначалу его на это мероприятие не пустили, хотя он прибыл по именному приглашению президента Эстонии Тоомаса Хендрика Ильвеса.

Сегодня Энгель рассказал порталу: ”Я собираюсь писать открытое письмо директору Эстонского института по правам человека. После некоторого ожидания мне все же дали бейджик с надписью ”Гость”, впустили в зал и приставили ассистента (мол, это мужчина из института, не запомнил, как зовут, будет мне помогать), который от меня не отходил буквально ни на шаг — какое бы интервью я ни давал и что бы я ни говорил. Нет-нет, каждому гостю ассистентов не приставляли, это лично мне была такая привилегия. Наверно, потому, что я из ”Мира без нацизма”.

Читайте также:

По словам Энгеля, формат конференции не подразумевал выступлений тех, кто находился среди публики в зале: ”Были четыре спикера, которым можно было задать несколько вопросов. Мне удалось задать их непосредственно президенту Ильвесу. Я попросил его очертить границу между свободой интернета и экстремизмом, приведя два примера. Один — Венгрии, где месяц назад была начата антисемитская кампания, которая вылилась в прямые антисемитские призывы уже в парламенте этой страны, и никто за это не понес никакой ответственности. Другой пример — дело Альгирдаса Палецкиса, который год назад в радиоэфире усомнился в том, что в 91-ом году советские войска действительно стреляли в демонстрантов у телецентра в Вильнюсе, и высказал предположение, что это могли быть боевики ”Саюдиса”. Его за это наказали. По поводу Палецкиса Ильвес ушел от ответа, но отметил, что вообще наказывать за слово нельзя. Из этого я сделал косвенный вывод, что он осудил и приговор Палецкису”.

Когда на конференции зашел разговор о правах человека в Китае, России, странах Африки, Энгель, по его утверждению, очень хотел спросить, что участники думают о правах человека в самой Эстонии, где, как выразился россиянин, ”даже в законодательстве неграждане и граждане других государств выведены из состава национальных меньшинств, поэтому отчеты Эстонии международным организациям всегда блестящи”.

”Я хотел также выяснить мнения по поводу политического давления на активистов движения за сохранение русского языка обучения в русских школах Эстонии и задать вопрос уполномоченному по Холокосту Госдепартамента США Дугласу Дэвидсону — по поводу героизации нацизма, в частности, о Синимяэ, — добавил Энгель. — Но, как я не тянул руку, модератор делал вид, что не видит меня. Что мне удалось сделать, так это обогнать госпожу Кукк (исполнительный руководитель Эстонского института по правам человека Аэт Кукк. — Ред.), раньше нее подойти к Дэвидсону уже в кулуарах и все же задать ему свой вопрос. Он ответил, что, безусловно, осуждает героизацию нацизма в Восточной Европе, которая, конечно же, имеет место. И когда я сказал, что мы собираемся провести конференцию о неонацизме в Восточной Европе, он пообещал прийти на нее и выступить на эту тему”.