Керсти Кальюлайд: часть истории успеха Эстонии принадлежит нашим союзникам и партнерам

 (91)
Керсти Кальюлайд: часть истории успеха Эстонии принадлежит нашим союзникам и партнерам
Kersti Kaljulaidi sõnul kuulub osa Eesti eduloost meie partneritele ja liitlastele.Madis Veltman

Президент Эстонии Керсти Кальюлайд дала изданию Eesti Päevaleht большое интервью, в котором помимо прочего сказала, что успех Эстонии — это заслуга не только Эстонии, но и ее союзников.

За это время (за половину президентского срока — прим.ред.) вы открыли для себя что-нибудь совершенно новое, хорошее, что-то, чего вы не знали об Эстонии?

Я всегда была об Эстонии столь хорошего мнения, что было бы трудно сказать, что я нашла что-то такое, о чем раньше не имела представления. Но тот контекст, в котором я смотрю на Эстонию, стал шире именно в ключе кампании Совета по безопасности ООН. Если сравнивать с миром в целом, то довольно ясно, что другого такого государства, которое за столь короткое время из неблагополучного выросла до последних строк рейтинга богатых стран, нет. Причем, мы использовали для этого методы, которые выбрали сами, а не те, которые нам рекомендовал бы Международный валютный фонд или другие международные организации. Открытость новому и готовность применять это и в публичном секторе — это стало уникальным ключом успеха. Это воодушевляет многие страны, которым не удалось сделать такой прорыв в развитии.

Читайте также:

В контексте широкого мира следует иметь в виду, что этот успех принадлежит не только там. Построить успешное э-государство намного легче, если кто-то другой вместо тебя занимается твоими основными-обычными инфраструктурными проектами: все эти отремонтированные школьные здания, больницы и километры дорог, на которые мы получили помощь и поддержку Европейского союза. Часть этой истории успеха принадлежит нашим союзникам и партнерам.

Во-вторых, что было бы с Эстонией без единого европейского рынка? Откуда мы бы взяли силы на то, чтобы заключить билатеральные договоры со всеми странами мира? Значение Европейского союза для нашего развития невозможно переоценить. Также выход на единый рынок именно в то время, когда предприятия северного региона стали искать для производства более дешевые места, чем собственные страны. Нам повезло поймать тот момент, когда люди Северного региона искали, кого взять на работу, и взяли нас.

Теперь мы и сами так же обеспечены, как были обеспечены финские предприятия в середине 1990-х. Сейчас эстонским предприятиям надо самим идти и нанимать на работу людей из других мест, потому что если мы хотим расти в традиционных экономических областях — а большая часть мира имеет по сравнению с нами меньшую покупательскую способность — то, следовательно, нужно производить где-то в другом месте. Если же мы хотим органического роста здесь, в Эстонии, то крайне важным экономическим локомотивом является ИТ-сектор. Это уже не просто э-государство или услуги публичного сектора, это составляет 7% от нашего ВВП. Иными словами, я стала лучше видеть перспективу в сравнении с остальным миром и лучше понимать наше конкурентное преимущество.

[…]

С одной стороны — есть много тех, кто говорят о пользе ЕС для Эстонии. Однако с другой стороны, как показали выборы, растет желание закрыться?

Мне кажется, эстонский народ не считает, что ЕС приносит пользу и в то же время виноват в побочных эффектах. Эстонский народ достаточно умен, чтобы знать, что политика распределения — не сфера ответственности ЕС. Именно поэтому у ЕС нет единой налоговой политики, чтобы обеспечить странам независимую политику распределения. Я имею в виду широкий смысл. Вклад в образование и здравоохранение, то есть то, каким образом мы можем сделать для наших людей что-то хорошее за счет роста налоговых поступлений. Это наша ответственность, а не Брюсселя.

Эстонский народ достаточно умен, чтобы знать это. Именно поэтому неизменно более 70% жителей Эстонии поддерживает членство в ЕС. Но и вменяет в вину, — и обоснованно — что в контексте долгосрочного развития Эстонии мы не смогли признать побочные эффекты, не говоря уже о том, чтобы заниматься ими.

Если бы административная реформа оказалась проведена на определенное количество лет раньше, то, скорее всего, наши уездные центры были бы сейчас более сильными. Не исключено, что асфальтовая цепочка вела бы из каждой деревни в уездный центр столь же быстро, сколь быстро она ведет из Пяэскюла в центр Таллинна. В этом случае нам, может, и удалось бы смягчить эти побочные эффекты. Но нет смысла говорить о том, как мы пришли к этому. Ни одного государство не развивалось без возникновения подобных проблемных мест. Чувство, что что-то хорошее проходит мимо тебя, наблюдается и в Великобритании, в лице желтых жилетов во Франции. Общество должно постоянно заниматься обеспечением базового чувства безопасности. Чтобы ты знал, что твой ребенок получит хорошее образование, что через это он получит возможность роста в обществе; знать, что твое здоровье и здоровье твоих детей защищено универсальным медицинским страхованием. Все эти рычаги находятся в наших руках, и, мне кажется, что народ Эстонии видит, что эти рычаги находятся в руках правительства ЭР.

[…]

Вы продолжаете внешнеполитическую линию, согласно которой Эстония — нормальная страна, которая общается со всеми. Но вы в какой-то степени вывели это на новый уровень, то есть вы встречались не только с президентом США Дональдом Трампом, но и с президентом России Владимиром Путиным.

Если эти шаги сделали Эстонию более уверенной в себе, то я рада.

Возможно ли продолжение этого в будущем? Может ли президент уздить по миру и говорить об Эстонии как о хорошем партнере и прилежном союзнике в то время, как часть правительства данной линии не придерживается?

На настоящий момент в общении с иностранными журналистами и мировым сообществом с нашей стороны важно пояснить, что происходит во внутренней политике Эстонии. Важно, чтобы люди, которые пишут об Эстонии, поняли: правительство в Эстонии всегда коалиционное, наш закон о выборах практических исключает приход к власти одной партии. Несмотря на то, что в коалиционном правительстве могут быть партии, чьи позиции нашим добрым партнерам и союзникам понять трудно, доминировать над нашим распорядком они не в состоянии.

Это возможно сделать, поскольку критика в отношении своего государства заканчивается на границе. За ее пределами мы пытаемся объяснить вещи, их суть. Ведь мы можем сказать, что Эстония — сильное правовое государство, с прочным фундаментом, который помогает нам защищать правовое государство даже тогда, когда какая-то партия — даже находясь в правительстве — не поддерживает эти принципы. Конечно же, намного более конструктивно было бы, если б нам не приходилось этого делать. Но сейчас приходится, это так.

Uudiskirja Üleskutse