Каарел Таранд: грешные мысли по поводу классовой ненависти

 (21)
Foto on illustratiivne
Foto on illustratiivneFoto: Anni Õnneleid

Уже неделю СМИ кишат новостями о зарплатах в публичном секторе. С одной стороны, пишет в «Учительской газете» публицист Каарел Таранд, общественность имеет право доступа к важной информации. С другой стороны, подобный информационный поток является масштабным проектом по возбуждению социальной ненависти в обществе.

Публикации скоростных медиапорталов сопровождаются непродуманными молниеносными откликами. Оправданную обиду на них могут держать получатели зарплаты, размер которой выше средней по стране. При этом всенародного понимания степени сложности их работы нет. Таить обиду могут и низкооплачиваемые профессионалы, которым не удосуживаются в достаточной мере объяснить, почему ”исторически сложившаяся” несправедливая ситуация должна продолжаться бесконечно, ибо ”денег нет”.

Работа, статус и ”неприличный” ропот

Те, кто принимают решения о повышении зарплат в публичном секторе, должны особо тщательно и обоснованно пояснять свои действия, опираясь на факты, а не эмоции. Тому, кто заводит речь о деньгах, следует несколько раз взвесить свои слова. Нет ведь более заряженной чувствами темы, чем деньги, даже если это всего лишь единица измерения.

С провалами при ведении разъяснительной работы мы сталкиваемся в журналистике чуть ли не каждый день. К примеру, возглавивший недавно Больничную кассу Райн Лаане оправдал свою зарплату в 8000 евро следующим образом: ”То был компромисс — я поумерил свои аппетиты, и где-то мы совпали”. У каждого есть право просить во время переговоров, однако вторая сторона — в данном случае коллективный орган — не несет никакой прямой ответственности за фиксирование точки этого ”совпадения”. Понятно, что управление гигантской кассой является работой, недостаточная оплата которой порождала бы корыстные соблазны. Тем не менее, история свидетельствует о том, что в мире денег не существует какой-то определенной и универсальной суммы, начиная с которой у людей появлялся бы иммунитет к искушениям.

Недавно Маргус Лайдре сослался в издании Postimees на исследование Йельского университета, основной вывод которого был сформулирован так: ”На самом деле люди предпочитают жить в неравных обществах. Этот на первый взгляд неожиданный результат имеет весьма простое объяснение. Когда все люди формально считаются равными, то многие проникаются горечью или бесятся, понимая, что работающие с душой люди не получают за свой труд достойную зарплату, в то время как ”лодырям” переплачивают.

Подобное осознание несправедливости шикарно иллюстрирует произошедшее в Тартуском горсобрании 14 ноября. Председатель оного Ааду Муст обосновал солидный рост зарплат руководителей горуправы таким образом: ”Когда мы увидели, как небольшие волости обгоняют нас со свистом, это заставило нас задуматься о том, что нельзя недооценивать своих. /---/ Попробовали с мозговым трестом прикинуть суммы, которые казались справедливыми и ими таки являлись”.

Не имею ничего против размера зарплаты мэра Тарту Урмаса Клааса. Обоснование же ее повышения было, мягко говоря, скверным и никак не созвучным со строго рациональным подходом, требуемым от публичной власти. Из сказанного Мустом должно следовать, что зарплата — это не плата за конкретную работу, а как раз таки показатель социального статуса. Зарплата мэра поставлена в зависимость от возможно неправильного решения какого-то собрания, имеющего право голоса.

Нетрудно представить, какую цепную реакцию во всем мире могло бы вызвать применение предложенного Мустом подхода. Если Лууньяская управа приняла бы решение выплачивать волостному старейшине по шесть тысяч в месяц, разве Мусту не пришлось бы во избежание неприличного ”ропота” автоматически предложить Клаасу десять тысяч, чтобы мэр не чувствовал себя неполноценно?

Принижение своих и ”другие обещают, мы работаем!”

Предложенная Мустом конструкция справедливости вызывает еще больше вопросов. Будучи также председателем парламентской комиссии по культуре, Муст должен был при обсуждении госбюджета пытаться применять свой принцип справедливости во всех сферах культуры, чтобы всем бюджетным работникам культуры нормальное неравенство в зарплатах казалось справедливым, таковым и являясь.

Недавно же Министерство финансов обнародовало сравнительный анализ зарплат в государственном секторе, из которого выяснилось, что контраст между доходами работников Министерства культуры и заработными платами административных учреждений максимален. По сути, за одну и ту же работу в министерстве платят в два раза больше, чем в подведомственных ему учреждениях. Не это ли называется ”принижением своих”, хотя с виду все кажется справедливым, таковым и являясь? Требую пояснений!

Насколько управление отделом в министерстве, состоящим из четырех сотрудников и не несущим никакой экономической ответственности, сложнее и дороже, чем, например, руководство библиотекой или музеем со ста сотрудниками при несении полной ответственности, доходящей до миллионов евро? Почему написанный в головной конторе пресс-релиз стоит в два раза дороже, чем тот же текст, составленный в подведомственном учреждении? Почему творчество ученого со степенью доктора наук, работающего в подведомственном Минкульту научном учреждении, в два раза дешевле, чем то же творчество, находящееся под крылом Минобрнауки? Почему далеки от равенства трудовые потуги педагогов одинаковой квалификации, работающих в музеях и общеобразовательных школах? А почему совет, даваемый министру культуры в области искусств или культурных ценностей, дороже, чем консультирование министра сельской жизни по вопросам ведения предпринимательства в деревнях? Вопросов много, и уже в течение долгих лет Минкульт не в состоянии дать вменяемый ответ хотя бы на один из них. Следовательно, надо обратиться с этими вопросами к вышестоящему органу, а, как известно, выше исполнительной власти по конституции стоит власть законодательная, он же Рийгикогу.

Остается только надеяться, что порыв чувства справедливости главы парламентской комиссии по культуре в скорейшем порядке найдет свое достойное продолжение в руководимой им комиссии, которая совсем недавно удосужилась весь рабочий день потратить на исследование результатов аудита, проведенного в Эстонском национальном музее и содержавшего лишь несущественные рекомендации. ”Принижение своих”, ставшее в Министерстве культуры плохой традицией в течение уже длительного времени, не может ведь длиться бесконечно?! Особенно когда у этих ”своих”, коих в списках получателей зарплаты тысячи, еще свежо воспоминание о предвыборном слогане ”Другие обещают, а мы работаем!”.