История одного усыновления: из детдома в Вильяндимаа в страну мечты — Америку

 (53)
История одного усыновления: из детдома в Вильяндимаа в страну мечты — Америку
Carolyn vend Davidiga (esiplaanil) USA-s

С течением времени усыновление детей из Эстонии за границу почти сошло на нет. Договор у Эстонии есть только со Швецией. Судьбы адоптированных американскими семьями эстонских детей по большей части неизвестны, так как тамошние агентства рапортуют в Эстонию выборочно, пишет Eesti Päevaleht.

Клубника — практически единственное, что Кэролин помнит об Эстонии. Собирая клубнику, она забывала, что живет в детском доме и что у нее нет ни мамы, ни папы, которые позаботились бы о ней. И ни одной игрушки, которую она могла бы считать по-настоящему своей.

Новая мама

Это было 15 лет назад. Тогда ее звали не Кэролин Борок, а Каролина Тийк, и ей было четыре года.

Воспоминания девочки о том времени туманны. Но она помнит, как однажды, еще будучи Каролиной, стояла у окна, и кто-то — вероятно, работница детского дома — сказал: на улице тебя ждет новая мама. И она помнит, как осознала, что, наконец-то у нее есть кто-то. Никогда раньше она этого не испытывала: мать отказалась от родительских прав, когда девочка была совсем маленькой.

Pilt Eestist, kus Carolyn oli veel Karoliina.
Читайте также:

Так Каролина получила новую маму — американку Джеки, и так началось ее долгое ”восхождение”. Первая в жизни автомобильная поездка вместе с мамой и братом, первый в жизни гамбургер в таллиннском McDonald’s, первое в жизни путешествие на пароме и самолете, чтобы впервые в жизни оказаться в Америке и стать американкой.

Все пошло по плану: Каролина стала американской девочкой Кэролин, а ее брат — американским мальчиком Дэвидом.

Большинство детей из Эстонии усыновлялись именно в США, Финляндию или Швецию. Согласно Закону о семье, эстонский ребенок может быть усыновлен иностранцами только в порядке исключения — в случае, когда в Эстонии ему невозможно обеспечить надлежащий уход. Эстонские дети адоптируются за границу с 1990 года, и с течением времени таких случаев становится все меньше. Если пятнадцать лет назад ежегодно усыновлялось несколько десятков детей, то в последние три года всего пять-шесть.

Graafik: Toom Tragel

По словам советника отдела по защите детей Департамента социального страхования Ли Рюйз, как правило, иностранцам отдают на усыновление детей с особыми потребностями, для которых в Эстонии семью найти не удалось. К примеру, у нас практически невозможно найти подходящий дом детям с ВИЧ или гепатитом С.

Ребенку — семью, а не семье — ребенка

В прошлом году истек срок договора с Финляндией, договор с США закончился еще четыре года тому назад. Американские агентства предпочитают работать со странами, в которых есть возможность усыновлять более десяти детей в год. Эстония такого количества предложить не может. Таким образом, на данный момент действующий договор у Эстонии есть только со Швецией.

Рюйз говорит, что шведские семьи готовятся к адопции очень тщательно, и не только духовно, но и материально — расширяют жилплощадь, переезжают в более просторный дом, обеспечивая все возможности для воспитания и развития ребенка.

”Мы исходим из того принципа, что благосостояние ребенка — превыше всего. Мы ищем подходящую ребенку семью, а не ребенка, подходящего семье”, — заверила она.

По словам Рюйз, шведский партнер крайне добросовестно заполняет рапорты. После того, как ребенок начал жить в новой семье, на протяжении 36 месяцев в Эстонию отправляется пять отчетов. Усыновители из Швеции — это, в основном, образованные и обеспеченные люди в возрасте 40-50 лет, которым не удалось родить ребенка естественным путем.

На момент усыновления Джеки была 40-летней незамужней женщиной и успешным юристом. Она хотела усыновить двоих детей не младенческого возраста. У американки есть украинские корни, и сначала она пыталась усыновить детей именно оттуда, но вышло по-другому.

”У меня плохой опыт с Украиной. Сменился человек, занимавшийся вопросами усыновления. Заявления поступали со всего мира, и бюрократия была ужасной”, — вспоминает Джеки.

"Я будто покупала себе ребенка. Это было ужасно"

Агентство, через которое женщина искала себе детей, опубликовало на своем сайте фотографии детей. Она увидела фото Каролины и сразу поняла, что это ее ребенок.

”Когда я сейчас об этом думаю, это кажется ужасным. Я как будто покупала себе ребенка. Так это и выглядело. Позже я узнала, что у девочки есть брат, который на два года ее младше. Бонус!”, — вспоминает женщина. Так Джеки решила адоптировать их обоих. Не зная ничего ни об Эстонии, ни о местной программе усыновления.

Для того, чтобы начать процесс по усыновлению, женщине было необходимо обновить медицинскую справку. Она обратилась к врачу, который среди прочего отправил ее на маммографию. В результате исследования в груди у женщины обнаружили агрессивную форму опухоли. Усыновление спасло Джеки жизнь. ”В прямом смысле этого слова, — говорит она. — Так бы я не пошла на маммографию и еще долго не узнала бы об опухоли”.

Джеки сделали операцию и провели химиотерапию, а всего две недели спустя ей позвонили и сказали, что дети готовы. Женщина села в самолет и оправилась в далекую Эстонию. С собой она везла большую сумку с игрушками. Так, Каролина впервые в своей жизни получила ”совсем свою” игрушку — куклу, которую она хранит до сих пор.

Тем не менее, впереди было еще одно препятствие: отец Каролины и ее брата пока не отказался от родительских прав. В итоге он все-таки сделал это, сказав ”мне грустно, но так будет лучше для детей”.

Кэролин благодарна судьбе

”Они были как дикие мартышки — не могли усидеть на месте”, — вспоминает Джеки.

Женщина отвезла детей домой, вооружилась англо-эстонским словарем и изо всех сил пыталась справиться. Это было непросто, так как дети привыкли к обособленному местечку в Вильяндимаа, где можно было не бояться попасть машину и не остерегаться чужих людей, где была только природа и работники детского дома.

Сначала мешал и языковой барьер. ”Три слова, которые я употребляла на эстонском, были ”поцелуй”, ”люблю” и ”наказание”, — говорит Джеки — Но дети очень быстро выучили английский”.

Спустя год после усыновления Джеки нашла себе мужа. Кэролин учится в американском вузе и совсем не говорит по-эстонски. Она очень благодарна судьбе, что все случилось именно так, как случилось.

Всем ли детям так хорошо?

Американское агентство по усыновлению посылает в Эстонию отчеты бессистемно. Департамент социального страхования пытался получить информацию и через посольство, но безуспешно. И такое беспокойство понятно. К примеру, в рамках своей магистерской работы Анни Амберг из Института общественных наук ТУ провела исследование, которое показало, что в 10-25% случаях адопции в США приходится говорить о ее прекращении. ”Принимая во внимание результаты исследования и данные правительства США о том, что в 2011 году из 9320 случаев адопции было прекращено лишь шесть, можно предположить, что документация не отображает действительность”, — пишет Амберг в своей работе.

Это касается и детей из Эстонии. Скольких именно — неизвестно.

В числе прочих Амберг изучила семью из Америки, которая отказалась от удочеренной в Эстонии пятилетней девочки. Спустя три года после адопции они решили, что не хотят заниматься ее воспитанием, так как у девочки не сложились отношения с матерью. Она хорошо ладила с отцом и бабушкой, но не с мамой. Агентство подыскало девочке новую семью, которая, однако, оказалось слишком большой и не подходила ей. После долгих поисков в декабре 2013 года ребенок все-таки нашел свой дом.

”Поскольку в свете названных выше причин у эстонских детей, усыновляемых за границу, риск прекращения адопции более высокий, то можно предположить, что не всех адоптированных за рубеж детей из Эстонии ждало светлое будущее”, — отметила Амберг.

Karoliinast on sirgunud läbi ja lõhki ameeriklane. Pildil on ta ema ja vanaemaga.

На этой неделе произошло одно приятное событие: Кэролин впервые пообщалось со своей сестрой из Эстонии. Всего у нее четверо братьев и сестер, двое из которых (старшие) на момент ее удочерения проживали у родственников. При помощи Google translate девушка узнала, что сестра работает полицейским, живет в Тарту и обручена.

Во встрече со своими настоящими родителями Кэролин не заинтересована, как как не чувствует в этом необходимости, а вот побывать в Эстонии хотела бы.

Джеки говорит, что дети — это главное достижение ее жизни.