История ”ласнамяэского расчленителя” | Чиновники верили, что он может исправиться, но тогда он убил свою жену

 (32)
История ”ласнамяэского расчленителя” | Чиновники верили, что он может исправиться, но тогда он убил свою жену
LUBAN MUUTUDA: Igor 2017. aastal, kui talle alkoravi programm määrati.Foto: PPA

Мужчина, ставший одним из самых жестоких убийц последнего времени, до этого уже был хорошо известен суду, прокуратуре и тюремной системе, пишет Eesti Ekspress.

В зале суда царит гробовая тишина, прерываемся лишь редкими репликами прокурора. Все смотрят на стену, на которую проецируются фотографии. Обычная ласнамяэская квартира. Светлый шкаф и бежевые занавески в жилой комнате, на полу — паркет с рисунком в форме квадратов. Куча одежды на диване. В ванной — полная окурков пепельница. На кухне — стол, шкаф, дверь на балкон. На полу — накрытый белым одеялом труп.

Причина смерти — геморрагический шок, которому предшествовали 12 ударов ножом. Прокурор перечисляет, какими способами убийца надругался над телом после (отрезал голову, удалил органы), но опубликовать это не представляется возможным: слишком жестоко.

”Да, я признаю себя виновным, полностью”, — говорит Игорь Лийва (43) на суде. По его словам, он убил свою сожительницу из ревности.

Читайте также:

Прокурор начинает перечислять преступления, за которые Лийва наказывался ранее: вождение в пьяном виде, вождение в пьяном виде, вождение в пьяном виде. За год до убийства своей сожительницы суд дважды наказывал его за ненадлежащее физическое обращение. Жертвой была все та же женщина.

В момент совершения убийства Лийва находился на испытательном сроке, прошел обязательную социальную программу по семейными отношениями. ”Цели достигнуты. Лийва принимал активное участие, он стал задумываться над тем вредом, который он наносит”, — написал тогда руководитель программы.

Игорь и Ольга (имя изменено — прим.ред.) жили вместе несколько лет. У Лийва от предыдущего брака имелись взрослые дети, у Ольги — дочь. Также у них была такса. Окружающие об их семейной жизни почти ничего не знали. Когда они были трезвы, то все казалось нормальным. Они не были отбросами, но во время совместного распития пива или водки ссорились.

”Когда я запое, то у меня едет крыша”, — отмечает мужчина на суде.
Он прожил в квартире с трупом жены две недели и говорит, что ни секунды не был трезв.

Впервые Лийва попадает в полицию за насилие в июне 2017 года. Он бьет Ольгу, кричит и угрожает ножом. Ее лицо в крови. Мужчина во всем признается, хотя и не помнит, за что ударил жену. Суд запрещает ему употреблять алкоголь, обязует пройти лечение, выполнять рекомендации специалиста по надзору и принять участие в социальной программе.

Такое решение ему не в новинку. Ранее он уже избежал тюрьмы за вождение в пьяном виде, пообещав пройти лечение. Первый свой штраф за нарушение общественного порядка в пьяном виде Лийва получил в 2002 году. Последующие десять лет он регулярно попадался полиции за вождение в пьяном виде и прочее. Лишь в 2012 году ему был назначен условный срок, который годом позже привели в исполнение. Мужчина отсидел в тюрьме восемь месяцев.

В 2015 году он попался на воровстве. В 2017 — врезался в соседский автомобиль и там же заснул на рулем. В июне того же года Лийва заявил на суде, что ранее никогда не задумывался о лечении, но теперь точно хочет избавиться от зависимости.

Мужчине назначили инспектора по уголовному надзору, который определил для него степень риска, составил график, рекомендовал социальную программу и предложил возможности лечения.

Сначала все шло нормально, но в определенный момент мужчина стал пропускать занятия и пить. Ему вынесли письменное предупреждение. Мужчина аргументировал свое поведение смертью матери. Инспектор по уголовному надзору поддерживал с ним контакт и верил, что мужчина возьмет себя в руки. Сейчас руководитель Ида-Харьюского отделения криминального надзора Таллиннской тюрьмы Майле Кубьяс говорит, что инспектору следовало отреагировать намного жестче.

KESET LUND: Ühel talveõhtul leidis naaber paljasjalgse, verise näoga Olga nende maja eest. Tänu naabrile sai vägivallast teada ka politsei. Kahjuks ei lasknud Olga end aidata. Vallo Kruuser


В конце ноября 2017 года инспектор получил от полиции сообщение, что мужчина снова применил насилие в отношении сожительницы: сосед обнаружил Ольгу сидящей на улице под снегопадом без обуви и с окровавленным лицом и позвонил в полицию. Суд назначил Лийва штраф в размере 1910 евро, и мужчина его оплатил, хотя с 2016 году официальный доход у него отсутствовал.

”Впредь буду лучше думать. Да, правильно говорят, что женщин бить нельзя. Нет, я не опасен. Мы живем вместе. Я больше потерпевшую бить не буду. Я очень много об этом думал. Нет смысла трогать женщин”, — сказал Лийва тогда на суде, и ему поверили.

В 2018 году Лийва часто пропускал визиты к инспектору. На прием, который должен был состояться за несколько дней до смерти Ольги, он тоже не явился.

Когда 9 января 2019 года Департамент полиции и погранохраны сообщил инспектору, что Лийва задержан в связи с убийством, у инспектора был шок. ”Чиновник сказал, что такого поведения он не ожидал”, — говорит Кубьяс.

В Эстонии комплексного обследования в связи с насильственным поведением и зависимостями, а также лечения не проводится: нет специалистов. Человек с такой сильной зависимостью, как у Лийва, должен лечиться много лет. В том числе после окончания срока наказания. При этом некоторые медицинские работники по-прежнему придерживаются мнения, что алкоголика способна исправить лишь могила.
В тюрьмах также имеются реабилитационные программы, но их влияние никто не измеряет. Просто потому, что это невозможно измерить, говорит Кубьяс.

По данным полиции, у Ольги также имелись проблемы с алкоголем.

Прокурор Катрин Паэсоо говорит, что сама женщина не хотела, чтобы делу давали ход. По словам Паэсоо, им постоянно поступают звонки от жертв, недовольных тем, что государство вмешивается в их личную жизнь.

Почему Лийва не посадили, когда он второй раз попался на семейном насилии? ”Во-первых, слишком маленькая доказательная база. Не было показаний жертвы. Во-вторых, он находился в стадии прохождения программы социальной помощи”, — поясняет Паэсоо.

Им занималась целая сеть. Инспектор по надзору, представитель полиции и социальный работник. Они встречались за круглым столом и обменивались информацией. Но насильно помощь навязать нельзя. Самоуправления обязаны вмешиваться только в случаях, когда в семье имеются несовершеннолетние дети.

Задним числом Кубьяс признает, что, принимая во внимание пьянство мужчины, нужно было ходатайствовать об его заключении под стражу. Если не в марте, то в октябре 2018 года, когда инспектор снова просил о продлении испытательного срока.

”Он не придуривался. Думаю, на трезвую голову он хотел, чтобы все было хорошо”, — говорит Паэсоо.

”Чрезмерное доверие”, — говорит Кубьяс об ошибке инспектора. В отношении инспектора было возбуждено дисциплинарное производство и он решил уволиться.

Слушания по делу продолжатся 17 декабря.