Ильвес: если мы не хотим принимать мигрантов, то надо отказаться и от "шенгена"

 (134)
+ комментарий Рейнсалу
Ильвес: если мы не хотим принимать мигрантов, то надо отказаться и от "шенгена"
Foto: Andres Putting

Научный сотрудник Стэнфордского университета президент Тоомас Хендрик Ильвес сказал в интервью изданию Maaleht, что миграционное соглашение ООН — это просто договор о добрых намерениях, который успешно в своих целях используют ультраправые.

Ответ запада за захват украинских кораблей в Керченском проливе был довольно слабым. Хотя президент США Дональд Трамп и отменил встречу с Владимиром Путиным в Аргентине, Россия продолжает удерживать украинских моряков. Что делать?

Я думаю, скоро будут введены новые санкции. Но чувствуется, что нынешний президент США не может ничего сделать, или не хочет. Сейчас нет никого, кто бы являлся для западного мира лидером, и это существенно затрудняет ведение скоординированной деятельности.

В Европе тоже прохладно относятся к тому, чтобы сделать что-то общее, особенно в отношении стран Южной Европы. Единственное, что может изречь Федерика Могерини, так это то, что мы очень обеспокоены, deeply concerned. В таком случае надежда на Европу как на защитника либеральной западной демократии так и останется лишь надеждой.

В случае с инцидентом в Керченском проливе основным вопросом является нарушение международного права. Если они в международных водах захватили эти корабли, арестовали экипажи и мешают свободному передвижению, то это уже о чем-то говорит. Что будет происходить в других местах, если подобное поведение станет приемлемым?

[…]

Осенью 2016 года, в конце своего президентского срока, вы представляли Эстонию на Генассамблее ООН, где была принята Нью-Йоркская декларация о беженцах и мигрантах, которая легла в основу при составлении находящегося сейчас на повестке дня миграционного пакта.

Все государства относились к этому как к декларативной вещи, которая не несет за собой никаких серьезных обязательств. Здорово, когда мир говорит, что понимает проблемы беженцев. Но из этого ничего не следует. Это, скорее, просто декларация о добрых намерениях, и это окей.

Но мне хотелось бы, чтоб люди подумали, почему эта тема всплыла в Эстонии. Если в Финляндии, Италии, Германии, Словакии, Венгрии и Латвии это, действительно, тема, то для Эстонии проблема неспецифична. Данный вопрос поднимается по всей Европе, и именно ультраправыми партиями. С одной стороны это такой конь для правых, а с другой — просто глупость. В том смысле, что это [пакт ООН] ни к чему не обязывает.

Но миграция является проблемой как в Европе, так и США?

[…]

Да, это общеевропейская проблема и мы должны чаще думать о том, что мы не одни. Это тенденции и угрозы, которые касаются всей Европы. И в одиночку решить эти проблемы невозможно.

Нам ведь всем нравится "шенген". Конечно, люди не хотят стоять на латвийской или германской границе, чтобы пройти паспортный контроль. "Шенген" — одни из самых популярных политик Европы, но при этом мы сами не хотим принимать в свое государство чужих. Эти две вещи не совместимы, надо выбирать что-то одно. Если все страны скажут, что таких-то и таких-то мы не хотим, то надо отказаться от "шенгена".

[…]

Рейнсалу: мы не имеем права на авось возлагать обязательства на еще нерожденные поколения эстонцев

ТОП

Министр юстиции Урмас Рейнсалу, комментируя это интервью, сказал, что Ильвес не прав, утверждая, что миграционный пакт не несет за собой никаких обязательств. ”Находящиеся в моем распоряжении оценки мировых экспертов международного права доказывают, что обязательства возникают”.

Что касается ”шенгена”, то в пакте говорится об урегулировании миграции на глобальном уровне. Рейнсалу отмечает, что вряд ли Ильвес может себе представить ”шенген, который действует по всему миру”.

По словам Рейнсалу, против пакты выступают не сколько утльтаправые и глупцы, сколько люди, для которых важно сохранение идентитета.

”Прежде всего, против миграционного соглашения выступают люди, для которых важно сохранить идентитет. Сохранить идентитет народа, корней, сообщества и культуры. Для части людей в мире это важно, для части — не очень, а для части и вовсе является раздражающим фактором”, — пишет министр.

”Но существует неотчуждимое право на национальную принадлежность. И мы не имеем права на авось возлагать обязательства на еще нерожденные поколения эстонцев. Просто потому, что так предписывает какая-то фарисейская декларация. История эстонского народа этих деклараций помнить не будет. Зато запомнит, если мы окажемся на нашей земле в меньшинстве”.

Uudiskirja Üleskutse