”Хельме попытался политизировать полицию. Это не признак демократии”. Раймонд Кальюлайд о том, почему он выражает недоверие коалиции

 (73)
Раймонд Кальюлайд
Раймонд КальюлайдFoto: Mark Šandali

Независимый депутат Рийгикогу Раймонд Кальюлайд рассказал RusDelfi о том, почему он не просто будет голосовать за вотум недоверия правительству Юри Ратаса, но и является одним из инициаторов этого голосования.

- Мы хотим выразить недоверие правительству Ратаса. Естественно, я буду голосовать вместе с оппозиционными партиями, — признался Кальюлайд. — В этом нет ничего удивительного. Я всегда голосовал против коалиции Центристов с EKRE — сначала внутри своей тогдашней партии, потом в парламенте. Ущерб и внутри страны, и на международном уровне от коалиции велик. Если раньше в европейских столицах Эстонию рассматривали, как предсказуемого и надеждного партнера, то теперь это не так.

Поводом для выражения вотума недоверия явилась попытка министра внутренних дел Марта Хельме сместить с должности главы полиции и погранохраны Эльмара Вахера.

Читайте также:

- Невозможно представить, что после того, каким образом хотели поменять директора департамента полиции Эльмара Вахера, мы бы сказали: мы не будем никак реагировать, у нас каникулы, в сентябре вернемся, посмотрим, — объясняет депутат. — Это немыслимо! Опозиция должна сделать те шаги, которые есть у нее в арсенале. Мы не можем уволить министра внутренних дел. Это может сделать только премьер-министр. Но мы можем показать ему, что такая политическая культура — это за гранью. Это был первый раз, когда мы увидели не только риторику против правил, к которым привыкли граждане Эстонии, но и действие. Реальный, конкретный поступок. Почему-то никто из журналистов не задал один очевидный вопрос: ведь хотели не только уволить главу полиции. Вряд ли Март и Мартин Хельме думали: мы его уволим, а потом посмотрим, объявим конкурс, найдем нового кандидата. Я уверен, что у них был свой кандидат. Это была попытка не только уволить Вахера, но и решить вопрос, кто станет следующим директором. Вряд ли это был бы человек, независимый от политики, как сегодняшний. Это была попытка политизировать полицейскую систему Эстонии, а это уже признак не открытой демократии, а чего-то такого, к чему мы не стремимся. Это очень важно.