Глава Кайтселийта: мнение Рейтельманна — его личное, а не всей организации в целом

 (28)
интервью
Meelis Kiili
Meelis KiiliFoto: Vallo Kruuser

По словам главы Кайтселийта Меэлиса Кийли, для добровольческой организации естественна свобода выражения мнения, однако они — мнения — не должны быть оскорбительными. Он считает, что жесткая общественная критика слов Урмаса Рейтельманна — показатель кризиса безопасности, пишет Eesti Päevaleht.

Глава Кайтселийта бригадный генерал Меэлис Кийли высказал свое мнение о произошедшем. Он полагает, что увольнение Урмаса Рейтельманна, не постеснявшегося выражений в адрес беженцев и местных русских, не решило бы проблему. Рейтельманн, однако, больше не отвечает за организацию связей с общественностью Кайтселийта. ”Члены нашей организации должны высказывать свое мнение, однако, оно не должно быть оскорбительным”, — высказался Кийли.

Каково ваше мнение о том, что сказал специалист по связям с общественностью Кайтселийта Урмас Рейтельманн в отношении беженцев?

Я вообще не одобряю этого и считаю, что мы должны быть толерантнее друг к другу. Ведь нам тут вместе жить. А то, что он сказал… Это нарушило как добрые традиции, так и наши порядки в целом. С другой стороны, Рейтельманн — не общественный деятель. Он был бы таковым в ”Актуальной камере” (когда-то он был ее ведущим — прим. ред.), а у нас он — просто технический сотрудник.

Но он все-таки сотрудник отдела по связям с общественностью, то есть, в его обязанности входит именно общение с этой самой общественностью, и он — лицо Кайтселийта в целом…

Нет. Его задача не заключалась в общении с общественностью. И Рейтельманн больше к данной сфере никак не относится. Это — мое решение. Я не считаю верным, что человек с таким языком может работать в этой сфере.

Какую должность он сейчас занимает?

Его направят на обучение, в отделение подготовки при отделе персонала. Он у нас занимался международным учениями. У Рейтельманна никогда не было непосредственного прямого контакта ни с простыми кайтселийтчиками, ни с общественностью. И также моим советником он никогда не был.

Премьер-министр Таави Рыйвас счел сказанное непозволительным и поставил под сомнение его уместность в Кайтселийте вообще. Вы же решили, что его не сократят…

Нет. Если вы считаете, что мы отпустим Рейтельманна с миром, и проблема рассосется сама собой — это не так. Я, будучи главой, в ответе за его поведение тоже. Впрочем, премьер этого не говорил. Как он, так и бывший министр обороны Свен Миксер заявили, что такой человек как Рейтельманн не должен работать в отделе связей с общественностью. Они не имели в виду Кайтселийт в целом.

Я хорошо взвесил свое решение. Я беседовал с Рейтельманном. Во-первых, он признает свою ошибку. Во-вторых, он проявил гражданскую смелость: пошел и публично извинился в русскоязычной версии ”Актуальной камеры”. Покажите мне еще хоть одного человека, проявившего такую гражданскую смелость! А, в-третьих, он воспользовался своим правом на выражение личного мнения, правда, на закрытой страничке в Facebook. Но то, как он это сделал, осуждает большинство членов Кайтселийта, с кем я разговаривал. Это нам не свойственно.

Есть ли у Кайтселийта какой-то свод правил?

Да, есть. Конечно, я не могу диктовать, как добровольные члены организации должны выражать свое личное мнение, но для общения в Кайтселийте и от лица организации существует определенный ряд правил. Их-то мы сейчас и пересматриваем. Все основано на конкретном прецеденте. Мы должны внести изменения, если были нарушены нормы этики и морали. Конечно, глава Кайтселийта не может и не должен накладывать цензуру на сказанное членами организации. Выражать свои мысли — это их право. Мы не хотим второй ”эпохи молчания”.

Чувствуете ли вы личную ответственность за случившееся?

Да, чувствую. Каждый начальник в ответе за то, что говорят его люди. Но… Если бы мы сразу ”выкинули бы” Рейтельманна, проблема была бы решена? Неся эту ответственность, я должен гарантировать, что такого больше не повторится. Должен гарантировать, что нарушивший устои человек не сделает этого снова. Ответственность — есть, я этого не отрицаю. И за деятельность добровольцев в ответе тоже я, ведь они должны быть готовы к доверенным им заданиям.

Какие гарантии, что подобного не повторится?

Я сделал обращение к членам и работникам Кайтселийта, в котором озвучил свои принципы. Надеюсь, что они были достаточно понятны.

Я слышал мнение, что для высказанных Рейтельманном мыслей в Кайтселийте весьма благодатная почва. Почему?

Вы понимаете, что такое Кайтселийт? Это — добровольческая организация, члены которой — из всех социальных групп. Осмелюсь утверждать, что если кто-то высказывает свое мнение, то он это делает, скорее, как член социальной группы, а не как член Кайтселийта. В нашей организации их объединяет одно: все они хотят внести свою лепту в развитие государственной безопасности. Мы — аполитичны, мы — просто срез общества…

Какую роль будет играть Кайтселийт, если наши границы пересечет толпа беженцев, как это сейчас происходит в Южной Европе?

Мы должны помогать МВД. Если попросят, мы готовы поддержать также и Департамент полиции и погранохраны. Если такое задание будет, конечно, мы должны его выполнять.

Uudiskirja Üleskutse