ФОТО и ВИДЕО: Иншаллах, или Как в приюте для беженцев изучают эстонский язык

 (14)
Pagulased Vao külas eesti keele tunnis
Pagulased Vao külas eesti keele tunnisFoto: Priit Simson

В центре для беженцев Вао изучение эстонского языка проходит хаотично — на уроки приходят, когда есть желание и мотивация изучать язык.

”Почему у красной смородины такое длинное название, если сама она такая маленькая?” — один из многих вопросов в классе. Чтобы выучить не только названия ягод, фруктов и овощей, но и запомнить названия цветов, весь класс заполнен разными красками: разноцветными табличками с днями недели, фруктами и овощами на столе, пишет Eesti Päevaleht.

”Наглядный учебный материал — это лучше всего”, — объясняет учительница Аннели Вызо и предлагает группе из десяти человек свекольно-чесночный салат.

Преподаватель отмечает, что уроки должны проходить чаще, потому что двух раз в неделю не хватает. ”Приятнее всего видеть тех, кто повторяет выученное в жизни. Если идет в магазин, то просит полкило курицы”.

Чтобы обеспечить анонимность учеников, можно называть только страну, из которой они прибыли: Египет, Конго, Ирак, Судан, Иран, Кот-д’Ивуар, Беларусь, Бенин и Эстония. Большинство не работает. ”Иншаллах” в центре Вао — как слово-паразит, смеются. Говорящих по-русски и по-арабски примерно поровну из 72 жителей центра.

Программу систематического изучения языка составить почти невозможно. ”Народ настолько подвижен и из-за их южного темперамента все хаотично: кто-то то приходит, то не приходит. Кто хочет учиться, получает элементарный словарный запас и элементарные вещи. Но углубляться я не успеваю”, — подтверждает учитель.

Образцом примерного ученика является прибывший из Кот-д’Ивуар Омар, который сперва переводит незнакомые эстонские слова с английского на арабский, чтобы другим было легче. Во время проверки выученных на прошлом уроке слов выяснилось, кто попал на урок случайно, кто радостно восклицает при виде знакомых карточек ”женщина”, ”кошка”, ”собака”, ”огурец”. Перед камерой Омар светиться не хочет, потому что не желает, чтобы его увидел кто-то из родной страны.

”Они не должны рассказывать нам свои истории, и мы не должны их знать. Кто хочет, тот говорит”, — говорит Вызо, которая также занимает должность социального работника центра Вао.

Многие суданцы прибывают в Эстонию через Россию, немало из них уже отправились из Вао в Таллинн. У сирийцев большая община в Германии и Швеции, большинство из них не останется в Эстонии. И в классе нет ни одного сирийца, но есть два суданца. ”У нас много суданцев, не имеющих нигде поблизости общины. Поэтому большинство из них не знает, что делать со своей жизнью. Мне кажется, что в Эстонии появится суданская община”.

Но когда понимают, что в Эстонии низкие зарплаты, трудно найти квартиру, сложно выучить язык и плохой климат, уезжают в поисках лучшей жизни в Финляндию и Норвегию. Большая часть все же едет в Таллинн. Надеются, что жизнь расставит все по местам. Никаких четких планов нет. Люди пробуют.

ТОП

Должно ли изучение эстонского языка быть обязательным, по словам Вызо, зависит от планов на будущее. Человек, который владеет английским или русским языком, справится, но есть и такие, кто не говорит ни на одном из вышеназванных языков и не имеет большого желания учиться. ”Этих людей действительно жаль. Они надеются на какую-то случайность”. Как заведено — Иншаллах — на все воля Божья.

Текст полностью читайте в газете Eesti Päevaleht.

Uudiskirja Üleskutse