Филолог: русский язык в Эстонии деградирует, но будет звучать здесь еще минимум 150 лет

 (116)
Филолог: русский язык в Эстонии деградирует, но будет звучать здесь еще минимум 150 лет
Reuters/Scanpix

В День родного языка поэт, переводчик, редактор, филолог и преподаватель Таллиннского университета Борис Балясный поделился с Delfi своим взглядом на настоящее и будущее русского языка в Эстонии.

"Русский в Эстонии — стремительно деградирующий язык", — выразил он свой пессимистический взгляд на ситуацию. "Но не следует делать вывод, что это навсегда. Это просто-напросто период такой. У меня есть своя теория сообщающихся сосудов: я, например, заметил, что наши новые студенты, которые приезжают из Ида-Вирумаа, знают эстонский все лучше, но за счет русского. C другой стороны, все больше эстонских студентов, которые хорошо знают русский".

По словам Балясного, все же в целом получается, что не все так уж плохо.

"Сейчас же время такое, когда читать стали гораздо меньше, когда у нас язык обычный вытесняется языком смс-ок и так далее. Это вообще мировая проблема", — признал филолог.

Читайте также:

Русский язык "переварил" тюркизмы и остался жив

"Вижу, что люди интересуются родным языком. Это вселяет пусть и осторожный, но оптимизм. Тем более что всем уже столько лет говорят о том, что не обязательно получение образования на родном языке. А многие взяли да поверили. Но потом оказалось, что все не так хорошо, как казалось, — рассуждает он. — Сами посудите, какое количество учебных часов отводится сегодня русскому языку и литературе. Расписание оно ведь не резиновое, и все всегда происходит за счет чего-то. Школьникам и эстонская литература не преподается, а даются азы эстонского литературоведения".

Преподаватель уверен, что нужно находить способы для сохранения языка. Он считает, что это даже не столько беда школы, сколько семьи: "А с другой стороны, бедные семьи. Ситуация сложная, люди ищут, где б копеечку заработать. Поскольку жизнь очень дорогая, а с работой вы сами знаете, как "хорошо".

При всем при этом Балясный не исключает, что процесс деградации языка может повернуться вспять.

"Ведь, обратите внимание, русский язык процентов на 70 состоит из тюркизмов. Скорее всего, это не только соседство, но и татаро-монгольское иго до сих пор каким-то образом отражается. Ну и что? Переварили и дальше пошли. Язык-то все равно живой", — обнадежил он. "Мы с Ириной Захаровной Белобровцевой неоднократно спорили на эту тему. Я ей сказал, что русский язык будет звучать на этой земле при любом раскладе еще, по меньшей мере, лет 150. Она считает, что все это закончится раньше".

Эстонский язык в большей опасности, чем русский

"Посмотрите на состояние сегодняшнего эстонского языка. Самое страшное даже не то, что в нем отдельные слова употребляются английские, а то, что в нем синтаксис английский. А синтаксис — он же смыслообразующий! — отметил Балясный. — Мы в этом плане все-таки в более-менее неплохом положении. Мне в этом плане эстонский язык куда больше жаль, потому что у нас даже если вдруг перестанут выходить все газеты на русском, то рядом есть большая страна, где это будет всегда. А где им староэстонский взять?"

На вопрос о том, в какой мере русский язык влияет на эстонский, он ответил: "Русский в свое время влиял на эстонский, когда Эстония входила в состав Советского Союза. И это не могло не происходить. Насколько это происходит сейчас — трудно сказать. Мне кажется, что больше все-таки по части сленга, на уровне "давай", "пока". Во всяком случае, у нового поколения этого в значительной степени нет".

Филолог затруднился сказать, что здесь является первопричиной, но добавил: "Я вижу, что деградация происходит, но я вижу и ростки улучшения все-таки тоже".

Оказывается, есть люди, которые занимаются изучением русского языка в Эстонии, но не системно. "Ирина Павловна Кюльмоя в Тартуском университете. Не знаю, занимается ли сейчас, но меня в свое время поразило: пожилая солидная дама выдала мне образчики самых разных сленгов, — привел пример наш собеседник. — Этим занимаются самые разные люди и понемножку, поскольку, сами понимаете, очень тяжело заниматься языком, который у нас в стране не имеет никакого статуса. Но, с другой стороны, у нас есть слависты".

Социальные проблемы важнее языковых?

Как известно, в феврале в Латвии прошел референдум, инициаторы которого призывали дать русскому языку статус второго государственного. А возможно ли у нас такое развитие событий?

"Каждый народ принимает черты того народа, среди которого живет. Вы видели нашу смешную забастовку? Разумеется, это большой шаг, что у нас люди вообще стали бастовать. Но все так чинно, так интеллигентно", — описал Балясный.

Он призвал не забывать и о том, что в Латвии русская община более сплоченная, чем у нас: "Видите, как у нас все разобщено, раздергано. На примере одних только политиков можно видеть, что происходит, когда люди предпринимают попытку объединяться. Начинают делить шкуру еще не убитого медведя. Все тут же хотят что-то заработать".

"Понятно, что социальные проблемы сейчас гораздо важнее языковых, но если мы будет решать только социальные, то другие останутся, как больной нарыв, и будут сказываться еще долго", — подытожил Балясный.