5. MDMA

Скоро наша жизнь вошла в спокойное, размеренное русло. Каждый занимался своим делом так, как будто мы работали на обычном предприятии. В начале каждой недели наш рабочий-молчун Паук, следуя моим инструкциям, загружал в химическую установку необходимые химикаты и запускал ее. Через три-четыре дня получалось, как правило, больше сотни килограммов чистого MDMA. Его аккуратно упаковывали и отправляли в гараж Зака, где он смешивал кристаллы с лактозой и загружал в таблеточную машину. К выходным мы обычно имели порядка миллиона готовых таблеток ”экстази”. Сколько их каждый раз получалось, мы точно не знали.

Счетчика у таблеточной машины не было, и потому мы высчитывали количество по весу — взвешивали всю полученную партию и делили результат на средний вес одной таблетки. Со временем нам пришлось несколько уменьшить производство. Товара получалось так много, что его хватало уже не только на всю Скандинавию, но и на многие другие страны. А чтобы найти сразу столько покупателей, со всеми ними договориться и организовать отправку, нужно было время.

У меня забот стало уже не так много. Главного продукта — сафрола, тонну которого мы получили из Вьетнама, хватило надолго. Я лишь иногда проверял, как действует установка и правильно ли выполняет мои указания наш молчаливый рабочий, да время от времени ездил в ”командировки” в Россию за нужными химикатами. В принципе, их можно было купить и в Эстонии. Но в магазинах такие вещи продаются слишком маленькими упаковками. А фирмы, торгующие химикатами оптом, все находятся под контролем полиции.

Потому проще и намного дешевле было добывать их в России. Все необходимое я покупал обычно на нескольких предприятиях в Подмосковье, где завел знакомых. Платил я им наличными, и никаких документов и разрешений они от меня не требовали. Обычно я привозил все это добро на своем ”мерседесе” с прицепом — на печорской таможне приятели, которым я исправно платил, на канистры и бочки внимания не обращали, полагая, что все это нужно для обработки прополиса.

Иногда я подолгу засиживался с Яанусом, с которым очень подружился, обсуждая дела или просто болтая по душам. В нашей маленькой ”фирме” он отвечал за переговоры и переписку с заводом в Ханое по поводу закупки сырья и попутно искал в интернете и библиотеках разные научные работы по химии, с помощью которых можно было бы усовершенствовать технологию. Мне это тоже было очень интересно, и вскоре мы с Яанусом даже сделали свое небольшое изобретение.

Как я уже упоминал, на одной из завершающих стадий производственного цикла в качестве катализатора мы использовали обычную фольгу, которую перед загрузкой в реактор надо было измельчить. Занятие это было трудное и утомительное. Яанус же где-то вычитал, что намного более эффективным является рений никелевый катализатор — специальное устройство, которое применяется только в промышленности. Я же вспомнил, что как раз такую вещь, когда мы с Райво еще делали в нашем ангаре фенилацетон, я вроде привозил с Черкасского химкомбината.

Я порылся среди остававшихся у меня запасов оборудования и действительно нашел такое устройство. Мы с Яанусом тут же придумали, как его приспособить к нашей установке. И когда ее в следующий раз запустили, готовый продукт мы получили больше чем на сутки раньше и почти вдвое больше, чем обычно. Работа после этого у нас пошла еще быстрее и проще. Но радоваться нашим ”трудовым победам” пришлось недолго. Вскоре одно за другим произошли несколько событий, которые заставили нас озаботиться такой банальной вещью, как техника безопасности на производстве.