Eesti Ekspress: жизнь в Мьянме — дети на работе, мусульмане в концлагере

 (5)
Eesti Ekspress: жизнь в Мьянме — дети на работе, мусульмане в концлагере
Foto: Dannar Leitmaa

Мьянма, где использование дешевого детского труда — обыденность, стала новым местом для журналистских командировок. Страна, которая десятки лет была под властью военной диктатуры, делает первые шаги на пути к демократии, пишет Eesti Ekspress.

Мьянма, где использование дешевого детского труда — обыденность, стала новым местом для журналистских командировок. Страна, которая десятки лет была под властью военной диктатуры, делает первые шаги на пути к демократии.

Одиннадцатилетний Кхин проработал в кафе, в бывшей столице Мьянмы — Янгоне, уже год. Мы встретились в кафе с одним из известнейших репортеров и преподавателем журналистики Мийнтом Кийави, чтобы поговорить о детском труде. Тут же один из многих работающих детей подошел принять у нас заказ. Он принес две кружки приторно-сладкого чая со сгущенкой стоимостью в 300 кьят, то есть всего несколько десятков евро центов.

Кхин — типичный случай для Мьянмы, ребенок, выращенный матерью-домохозяйкой, идет на работу для улучшения финансового положения семьи. Работодатель платит его семье 20 долларов (18 евро) в месяц, ребенок получает крышу, одежду и еду.

Статистика беспощадна: более четверти 10-16-летних детей по данным ООН в Мьянме работают, получая в среднем 36 евро в месяц. За два года консультационная фирма Maplecroft поставила индекс Мьянмы в число десятка стран, где у детей есть большой риск попасть на рынок труда.

Далекая и неизвестная Мьянма

Официальное название — Республика Союз Мьянма
Состоит из 7 штатов и 7 регионов
Получила независимость, оформленную договором с Великобританией в 1948 году
В 1962 году произошел военный переворот и к власти пришла хунта
Новая конституция 2011 года означала формальное окончание военной власти
Площадь страны составляет 676 578 квадратных километров
Численность населения — 51,5 миллионов
Столица — Нейпьидо, самый крупный город — Янгон (5,2 миллиона жителей)
Находится на 23 месте по бедности в мире, ВВП на душу населения — 1271 евро
Не африканские страны, еще более бедные — Афганистан, Непал и Республика Гаити

Самый большой страх детей — плохие условия работы

Использование детского труда в Мьянме настолько распространено, что с этим связаны совершенно анекдотичные случаи. Например, фонд ”Открытое Общество” Джоржа Сороса устроил в Бирме семинар, куда привлекли и местных детей. Несколько десятков девочек от 6 до 15 лет попросили подготовить презентацию на любую волнующую их тему. Девочки представили шокирующую для зарубежных гостей проблему — тяжелые условия работы.
”Если после долгого перерыва я приезжаю из Мьянмы в Таиланд, всегда возникает странное чувство, когда меня обслуживают взрослые люди”, — улыбается управляющая фондом ”Открытое общество” в Мьянме Элизабет Тидеман и добавляет, что детский труд в кафе на улицах Мьянмы — обычное дело. ”Иногда их отдают на работу в счет долга”.

Foto: Dannar Leitmaa

”Хорошее” дело: 11-ти летний официант, который зарабатывает 20 евро в месяц, крышу над головой, еду и одежду. Работодатель считает себя социальным помощником.

Мийнт Кийав говорит, что несовершеннолетние работники — это неизбежность бедных семей Бирмы. ”Если семья бедная, то на работу ходят все, кто хоть что-то может делать”, — говорит он.
Именно эту особенность и подчеркивает в своем рапорте ООН. В отношении Мьянмы и соседних с ней стран право детей на образование и детство отходит на второй план, первоочередной задачей является поставить семью на ноги.

Бедные грешники

В часть города Янгона — Хлаинг Трах Яри — туристы обычно не попадают. На ухабистых дорогах, рядом с которыми по канаве течет смердящая сточная вода, стоят ветхие хибары. Прогуливаясь там, хочешь-не хочешь, а вспомнишь произведение Августа Якобсона, писателя первой республики, ”Поселок Бедных-Грешников”. Бедность, отчаяние и бесперспективное будущее. Хлаинг Трах Яри — самый криминальный район в городе, куда переезжают в основном внутренние мигранты. Самая большая миграция была в начале 1990 годов, когда по государственной программе переселения сюда приехало полмиллиона человек. В 2008 году из-за разбушевавшегося циклона в Юго-Восточной Азии случилась вторая волна миграции, сюда приехали те, чьи условия жизни стали невыносимы из-за последствий природной стихии.

Foto: Zaw Zaw Htwe

Дом в несколько квадратных метров: В Янгоне надеются на хорошую жизнь. В реальности же многие семьи вынуждены жить в ужасных условиях.

В сравнении с другими районами страны, жизнь в Янгоне прямо как в сказке. ”В деревне дети вынуждены жить в ужасной бедности, а в Янгоне люди живут по-королевски”, — описывает видение жителей деревни чиновник в рапорте ООН.

В реальности же совсем другая ситуация — многие семьи становятся скаттерами. Средний рабочий ребенок прожил в Хлаинг Трах Яри около года перед тем, как бедность вынудила его пойти на работу.

Девочки идут в домработницы или в продавщицы, мальчики начинают с работы в кафе или на стройке. На стройке за месяц работы можно получить примерно 9 евро. С приобретением опыта эта сумма может возрасти в десять раз. Рабочее время превышает обычные западные 40 часов в неделю: усталость и опасные условия — каждодневные проблемы работающих детей. В среднем, ребенок, который идет работать, уходит из школы после 4-5 класса, продолжает обучение только каждый десятый. По меньшей мере половина детей хотели бы вместо работы ходить в школу, но бедность вынуждает их родителей принимать прагматичные решение.

Девочки идут в домработницы или в продавщицы, мальчики начинают с работы в кафе или на стройке. На стройке за месяц работы можно получить примерно 9 евро.

Родители, с которыми разговаривали представители ООН, утверждают, что образование дало бы детям большее, особенно для их будущего. Однако, семье нужны деньги для жизни, здесь и сейчас.

Детей отдают в буддистские храмы на воспитание

На окраинах Янгона можно найти десятки буддистских храмов, жителями которых являются в основном маленькие дети.

Их день начинается с ранней утренней прогулки между колоннами городка. Впереди движется малолитражка, в ее кузове установлены колонки, откуда доносится мотив, под него поют дети. В руках у них позолоченные чашечки для сборов милостыни. После того, как круг по городу сделан, дети садятся под крышу без стен, в углу которой стоит доска, и получают знания. В большинстве случаев это не сироты, а простые мальчики и девочки, чьи семьи не могут позволить себе содержание детей. У семьи есть два пути: или отдать ребенка на работу, или принять более экстремальное решение и отдать его на обучение и воспитание к буддистским монахам. Когда они вырастают, у них будет возможность покинуть храм и начать свою собственную жизнь. Многие из них уходят, но немалая часть так и остается жить в храме.

foto Pixabay

Безысходность: родители готовы своих маленьких детей отдавать в буддистские храмы, так как они просто не в состоянии их вырастить и воспитать.

Военная диктатура, при которой десятки лет жила Мьянма, вела совершенно безответственную политику по отношению к своим жителям. Люди уезжают? Ну и пусть уезжают. Богатая полезными ископаемыми земля была для чиновников важнее. Прибыль от добычи рубинов, полудрагоценных камней и других полезных ископаемых, разрабатываемых в стране, как правило уходила на зарубежные счета правивших страной военных кланов. В течение последних лет местные журналисты пробовали подсчитать, сколько денег накопилось на сингапурских счетах.

”Недавно был случай, когда одна газета утверждала, что на счетах, связанных с хунтой, накопилось 11 миллиардов долларов, полученных с продажи полезных ископаемых, — вспоминает Элизабет Тидеман. — Представители хунты пожаловались на статью и сообщили, что у них на счетах ”всего лишь” 8 миллиардов”.

Мигранты в поисках лучших условий жизни создают напряжение

Из штата Мони, граничащего с Таиландом, через границу уехали миллионы людей. На замену приехали бирманцы из бедных районов, а на их место пришли мусульмане. В штате Ракхин это привело к погромам против меньшинства, разговаривающего на рохинском языке.
”Сказать, что буддисты гнобили мусульман — не совсем верно, — говорит старший репортер одной из влиятельнейших газет в Мьянме Ва Лонг. — Это были скорее просто местные радикалы, в понимании которых связь с другой верой наказуема”.

Foto: Dannar Leitmaa

Рабочий транспорт: Времени мало — машина подъезжает и за секунды наполняется.

По словам Лонга, конфликт начался с культурных различий. ”Мусульмане могут иметь много жен, поэтому их семьи значительно больше, а, чем больше семья, тем более она бедная, что и привело к конфликту”, — объясняет Лонг.

Как Лонг, так и Кийав говорят почти в один голос, что одна из причин этой проблемы кроется в переходном правительстве, тогда сторонились всех военных политиков. Но так как в стране был внутренний кризис, востребованность участия военных сил оставалось высокой.
В столкновениях 2012 года погибло 78 человек, 140 000 человек распределили по разным штатам.

”Сейчас ситуация под контролем, — говорит Кийав, — мусульман поместили в лагеря, которые содержаться совместно с ООН”.

Журнал Times назвал все происходящее на севере Мьянмы геноцидом, спонсируемым государством. Ситуация в лагерях критическая — голод, бедность. Настолько плачевное состояние мусульман привило к кризису беженцев, тысячи рохинцев решили на лодках бежать в Индонезию, Малайзию и Таиланд. За первые три месяца прошлого года на такой поступок решились 25 000 человек, из которых около сотни погибли во время побега.

Открытые выборы прошли и в отдаленных территориях страны

В конце прошлого года в Бирме прошли первые демократические выборы, и местные жители видят в них способ улучшить условия жизни в штатах страны. Например, оппозиционный лидер Аунг Сан Суу Куй, который был под домашним арестом, долгое время проводил свои предвыборные кампании в отдаленных уголках страны. Это был первый раз, когда кто-то из политической элиты попал туда и дал четкие обещания. Перед выборами никто не верил в преимущество Аунг Сан Суу Куйа, однако результаты голосования показали обратное — в отдаленных районах оппозиционная партия выиграла выборы и получила в парламенте большинство.

Благодаря революции 2007 года, в результате которой хунта была вынуждена понемногу отдавать власть, с запада на Мьянму ощутимо распространилось экономическое влияние. Международные организации, которые занимались проблемами Мьянмы и работали в Таиланде, теперь должны были перебраться в Мьянму. Появились и первые западные предприятия — например, в центре Янгона открыли ресторан быстрого питания KFC.
Новое правительство сразу же начало нормализовать жизнь. В числе прочего сотни тысяч бирманцев, живущих в Таиланде, смогли получить официальные документы. Раньше бирманцы были в Таиланде дешевой и нелегальной рабочей силой, с получением документов для них открылись все возможности и привилегии официальных работников. Так как раньше страной управляла хунта, для которой результаты голосования ничего не значили, помощь своим людям не входила в приоритеты.

Коррупция разрастается везде

В фильме ”Борат” Саша Барон Коэн пел песню про Казахстан, где главной проблемой было — ”наша страна просто очень большая”. Та же проблема и в Бирме. Управлять пограничными районами сраны, которая по площади больше Франции, очень тяжело. Дороги плохие, электричество подается с перебоями, телефонная связь не везде доступна. Люди фотографируют на смартфон первое, что попадается на глаза и тут же выкладывают в Фейсбук, поди знай, когда еще сеть поймаешь.

Dannar Leitmaa

Жилищные условия: рядом с железной дорогой, в маленькой хижине живет семья. Их мечта — попасть в большой город Янгон, но там им беззаботная жизнь не гарантирована.

Чем дальше от столицы, тем больше коррупции. Коррумпированные чиновники в основном проблема больших городов, к примеру, при смене паспорта стоит помнить, что для хорошего настроения чиновнику надо дать пару десятков евро. Также своей коррупцией известна соседняя страна Таиланд, но в отличие от Мьянмы экономическое положение там получше и на многое смотрят сквозь пальцы. Для жителей Мьянмы коррупционеры одни из тех, кто постоянно портит настроение.

Допустим, в Мьянме считается обычным делом, когда у землевладельца полгектара земли засажено маком. За это он что-то платит полиции, что-то военным, оставшимися деньгами согревает себе душу. Средний счет на семью в месяц составляет 70 евро. Именно поэтому производство опиума стало одной из основных статей дохода. Результат: в сравнительной таблице по производству опиума, Мьянма занимает почетное второе место после Афганистана.

Мягкая посадка военных

”Переходный период использовали для того, что бы хунта смогла обеспечить себе спокойную и мягкую посадку, — говорит Тидеман. — Сейчас многие представители хунты руководят представительствами зарубежных компаний, через которые в свое время они делали деньги на государственных полезных ископаемых”.

Dannar Leitmaa

Очень большой вес имеет слово Комитета защиты. Министерство внутренних дел и Министерство обороны все так же подчиняются бывшим военным. Еще перед тем, как передать власть, многие госпредприятия были отданы под руководство Министерств внутренних дел и обороны.

После победных выборов, многие зарубежные обозреватели выражали надежду, что из Аунг Сан Суу Куиста получится и президент, но вот Тидеман в это не верила. Для этого было необходимо изменить конституцию, где написано, что человек, который был женат на гражданке другой страны, или имеет детей граждан другой страны, не может баллотироваться на пост президента Мьянмы. Женой Аунга была британка Мишель Арис, с которой у него двое общих детей. Когда хунта посадила Аунга под домашний арест, она даже не смогла приехать проведать мужа, так как она умирала от рака. Хунта разрешила ему выехать из страны, но Аунг боялся, что его не впустят обратно. Арис умерла в 1999 году, последние несколько лет она не видела мужа.

”Чтобы стать президентом Аунгу, надо сделать столько компромиссов, что он потеряет свое преимущество”, — считает Тидеман.

Сладкий соблазн для зарубежных фирм

Shutterrstock

Зарубежные фирмы тоже вынуждены разбираться с обидчивыми военными. Так, например, несколько лет назад Coca-Cola попал в большой скандал. Выяснилось, что через субподрядчика Coca-Cola сотрудничает в Мьянме с фирмой, принадлежащей военным. Coca-Cola признала вину, и прекратила сотрудничество. Также организации, занимающиеся проблемами детского труда, предупреждают, что в соседних странах, Бангладеш и Камбодже, зарубежные фирмы, владеющие заводами с детьми-работниками, видят в бедности Мяьнмы возможность сделать производство еще более дешевым и увеличить свою прибыль.

”У нас есть заводы одежды и обуви, которые предлагают субподрядчиков для западных фирм и там, конечно, используется детская рабочая сила”, — говорит Мийнт Киав.
Для того, чтобы уменьшить использование детской рабочей силы, ООН предложила программу увеличения сознательности граждан. Однако, их пожелания сталкиваются с культурными обычаями. Местные работодатели признаются, что не вербуют детей специально, но, если родители или ребенок приходят просить работу, то ее предоставляют. Например, делать простую и рутинную работу на линии упаковки.

”Это наш шанс помочь нуждающимся семьям”, — цитата работодателей из рапорта ООН, которые видят в своих действиях социальную миссию.

Вдобавок, иногда дети идут на работу и врут о своем возрасте или же используют документы родственников. Это не так сложно сделать, потому что больше трети жителей не имеют нормального свидетельства о рождении.

Закон один, а реальность другая

По местным законам Мьянмы, дети в возрасте 10-13 лет не имеют право работать в сфере обслуживания и развлечений. Повседневная жизнь совершенно другая. Из рапорта ООН следует, что в среднем в Мьянме дети идут на работу в 11 лет.

Dannar Leitmaa

В стране запрещена проституция, но в первый же день пребывания, в первом кафе, мужчине-туристу предложили воспользоваться услугами заведения, находившегося через дорогу. Было ощущение, что речь шла о публичном доме, скрывающемся под вывеской ”караоке”.
Закон говорит одно, а время показывает, что у государства нет желания и ресурсов следить за выполнением законов. ”Мы не в состоянии контролировать уплату налогов.

Государственный бюджет покрывается за счет продажи газа, а до предприятий и их статей дохода, по правде говоря, никому нет дела”, — говорит Мийнт Кийав.

Несмотря на это, бирманцы смотрят в будущее с оптимизмом. Государственные границы открыты, туристы приезжают в страну. Эстонские медиа тоже советуют Мьянму, как место для путешествия.

”Столько всего изменилось за последние годы! Несколько лет назад я не смог бы вот так все это рассказать, сидя в кафе, кто-то мог бы сообщить правительству и у меня были бы проблемы”, — улыбается Кийав.

Развитие страны видно и в реальном времени. В сравнении с двумя годами ранее, когда я первый раз приехал в Мьянму, в городе исчезли продавцы, предлагающие позвонить с настольного телефона. Большинство людей со смартфонами и даже с эстонской СИМ-картой очень хорошая связь. И, конечно же, эти большие стройки, которые наконец-то сдвинулись с мертвой точки. Их можно встретить везде, правда, на многих работают дети.

Официальное название государства — Мьянма. Еще пару лет назад, редакторы были в ужасе, так как в печать стоило пускать слово Мьянма вместо Бирма. Однако, местные говорят — "что за Мьянма, страна то Бирма".

Поездку журналистов спонсировал Круглый стол Совместного развития при содействии Европейской комиссии.

Dannar Leitmaa