”Добро пожаловать домой, олень!” Вернувшиеся из эмиграции эстонцы сталкиваются с рядом трудностей

 (100)
”Добро пожаловать домой, олень!” Вернувшиеся из эмиграции эстонцы сталкиваются с рядом трудностей
Pärast Soomes veedetud lapsepõlve on Kadri Papp ennast leidnud Eestis ja siin oma pere ilusasti sisse seadnud. „Ma tulin ikkagi kodutunde pärast tagasi,” põhjendab ta.Taavi Sepp

Несмотря на то, что Эстония ждет покинувших ее когда-то "сынов" обратно, после возвращения последним так же трудно интегрироваться в общество, как трудно было в свое время уехать, пишет Eesti Päevaleht.

Свежий отчет о развитии человечества называет нынешнее время миграционной эпохой, где за пределами своей родной страны проживает больше людей, чем когда-либо. Самой популярной страной для переселения эстонцев является Финляндия, где сейчас проживает около 50 000 эстонцев. Это самое большое сообщество эстонцев за пределами родины, и в последние годы оно только выросло.

Graafika: Kaido Kelp
Читайте также:

Если говорить о миграции в Финляндию, важно иметь ввиду и реэмиграцию, которая также увеличилась: согласно отчету, в 2015 году из Финляндии в Эстонию вернулись около 2000 человек. Несмотря на кампании по возвращению талантов и публичную риторику, научное исследование магистранта Тартуского университета Бритты Сепп показало, что по возвращению на родину эстонцам настолько же трудно приспособиться к здешним условиям, насколько трудно было приспособиться, когда они уезжали.

Сложности могут возникнуть при ведении повседневных дел, поступлении в университет, общении с ведомствами. Нелегко возвращенцам и в социальном плане: люди воспринимают их не как настоящих эстонцев, а как наполовину финнов или ”оленей”.

Кая Тампере шесть лет преподавала основы коммуникации в университете Ювяскюла. Ее опыт показывает, что вернувшиеся в Эстонию люди воспринимаются как проигравшие. Она сказала, что работа в Финляндии помогла ей реализоваться в профессиональном международном сообществе и применить полученные знания в Эстонии. ”Я добралась до горшочка с медом, собрала сливки и почувствовала, что больше нет необходимости познавать мир”, — объяснила она свое возвращение. Тем не менее, и ей приходилось выслушивать едкие комментарии.

Выросшая в Финляндии Кадри Папп призналась, что ее тоже часто спрашивали, почему она не осталась наслаждаться хорошей жизнью. ”Я вернулась, потому что это мой дом”, — сказала женщина. По ее словам, многие были раздражены ее решением, но потом все же смирились: ”Примерно первые четыре года меня в шутку даже называли оленем”.

Папп отметила и нюансы при поиске работы. ”Единственное, что было трудно при поиске работы в Эстонии, так это то, что обычно требовалось знание русского языка, которому в Финляндии мне научиться было негде”, — сказала она. Трудности возникли и при поступлении в вуз: ”Например, мне пришлось сдавать экзамен на знание государственного языка, где все очень удивились, зачем я вообще пришла”.

Уходит время и на адаптацию к местным поведенческим моделям. Папп провела параллель с эстонцами Финляндии и русскими Эстонии: если обычно эстонцев принимают в общем хорошо, то в случае конфликтов происхождение все-таки не остается незамеченным. Кроме того, в Финляндии и Эстонии совершенно разный ритм жизни. ”Сначала, по приезду в Эстонию, мне все казалось слишком быстрым. Теперь, когда я бываю в Финляндии, уже не понимаю, как они делают все так медленно!” — сказала Папп. ”Финны — очень спокойные, нет метаний и дергания. У меня ушло много времени, чтобы вновь привыкнуть к оперативному ритму жизни в Эстонии”, — подтвердила Тампере.

„Зачастую переезд в Финляндию рассматривается чересчур драматично, несмотря на то, что мы являемся практически общим экономическим регионом, — прокомментировал председатель правления Союза эстонцев Финляндии Райн Отс. — Среди проживающих в Финляндии эстонцев в связи с этим сформировалась тенденция, когда они не осмеливаются признаться себе, что на самом деле живут в Финляндии. Это воспринимается практически как измена Эстонии. Парадоксальным образом из-за этого эстонцам в Финляндии трудно утвердиться в качестве сообщества и более сильно развивать свой язык и культуру. Таким образом может исчезнуть и идентитет: ты не настоящий финн, но и не эстонец.”