DELFI В ШВЕЦИИ: Депортация по-шведски затмевает высылку по-эстонски по всем статьям

 (69)
фоторепортаж
DELFI В ШВЕЦИИ: Депортация по-шведски затмевает высылку по-эстонски по всем статьям
Foto: Sergei Stepanov

”Фотографировать нельзя! Интервью брать нельзя!” — с таких запретов начинается экскурсия по крупнейшему в Швеции Депортационному центру в Мярста. Идешь от помещения к помещению и не оставляет мысль — чтоб я так жила.

На улице снимать можно, поэтому остается запечатлеть вход в центр прямо-таки с гостиничной табличной ”Reception”.

”А у нас в Харку — настоящая тюрьма, с вышками для охраны и прочим”, — прокомментирует потом руководитель программы беженцев Эстонского центра по правам человека Кристи Тоодо, сравнив центр в Мярста с нашим. У шведов он действительно на тюрьму не походит, охранники тоже в глаза не бросаются, хотя они, конечно, имеются.

Перед выдворением из Швеции здесь содержатся несколько десятков человек, которым отказали в предоставлении убежища, просвещает эксперт Депортационного центра Рауль Сокол. По его словам, в среднем люди живут в Мярста 16 дней (в Харку — до шести месяцев, иногда и дольше).

Читайте также:

”Тренажерные залы — отдельно для мужчин и женщин. Поскольку среди последних много мусульманок, это особо актуально. Есть комнаты для медитации, отправлений различных религиозных обрядов”, — демонстрирует Сокол. А еще — прачечная, столовая, уютный зал с компьютерами и интернетом.

”Бильярдных столов, тренажерных залов в Эстонии, конечно, нет. Интернета — тоже. Есть таксофон с карточкой, и можно писать письма”, — говорит Кристи Тоодо. А в Швеции один темнокожий человек, прислонившись к тренажеру, вовсю разговаривает по мобильному.

Отдельная тема — питание. Начинается все с того, что, когда человек еще только заявляет о желании получить убежище, его сразу кормят. Вручают брикет — плитку ”сухого корма”: протеины, витамины. Насыщает удивительно.

Если с ходатайством не повезло, и тебя привозят в Депортационный центр, то тут уж — настоящие яства, во всяком случае блюда на столах выглядят чрезвычайно аппетитно. Чему удивляться, когда день в Харку стоит 13 евро, а в Мярсте - 3000 шведских крон. Ожидающим депортации выдают и карманные деньги — 24 кроны в день. У нас никаких карманных денег нет.

”Зато, если в Мярсте медсестра приходит дважды в неделю, то в Харку она на месте ежедневно, а два раза в неделю принимает семейный врач. И есть психолог. Правда, это красиво только в теории, ведь существует непреодолимый языковой барьер, который делает общение с медиками или психологом бессмысленным. В Швеции сотрудники владеют многими иностранными языками”, — добавляет Тоодо.

…По коридорам ходят люди — на вид в основном восточные, африканцы. Я подхожу к окну и интересуюсь, что там. За спиной, на хорошем русском языке: ”Спортивная площадка”. Наверно, серб. Жаль, что интервью брать запрещено.

Выходим из центра, у порога — автобус. В нем размещается очередная партия несостоявшихся беженцев, которую увезут в аэропорт. В багажном отделении — веселенькие сумки с подарками от Швеции. ”Регулярно наш центр депортации не посещает ни одна гуманитарная организация, как в Швеции, где у каждой такой организации — свой день еженедельного визита”, — вздыхает Кристи Тоодо.

Самые большие группы ходатайствовавших в этом году об убежище в Швеции:

Сирия — 4297
Сомали — 3824
Афганистан — 3478
Сербия — 1785
Эритрея — 1530
Босния и Герцеговина — 1432

Всего представлено 29713 ходатайств.

В Эстонии в этом году подано 58 заявлений о предоставлении убежища.

Поездка Delfi в Швецию была организована Эстонским центром по правам человека в сотрудничестве с Управлением Верховного комиссара ООН по делам беженцев.