DELFI В ШВЕЦИИ: Андрей Арюпин — куда можно попасть, когда в Эстонии становится скучно

 (41)
DELFI В ШВЕЦИИ: Андрей Арюпин — куда можно попасть, когда в Эстонии становится скучно
Foto: Sergei Stepanov

…Превосходный английский, вид вполне респектабельного европейца — в январе 2008 года юрист Андрей Арюпин поменял работу в Таллинне на службу в Стокгольме. Теперь он зовется старшим региональным советником отдела по защите в региональном представительстве Управления Верховного комиссара ООН по делам беженцев.

Что включает в себя защита беженцев?

Обеспечение всех прав человека, которые предусмотрены международными стандартами. Мы следим за тем, чтобы соискателю убежища эти стандарты были обеспечены на сто процентов.

Кто такие беженцы?

В соответствии с Конвенцией ООН ”О статусе беженца” 1951 года, беженцем является тот, кто находится за пределами своей страны, кто преследуется хотя бы по одному из пяти признаков — по признаку расы, вероисповедания, гражданства, принадлежности к определенной социальной группе или по политическим убеждениям. И этот человек боится возвращаться в свою страну, поскольку государство не в состоянии обеспечить его защиту. Скажем, если кому-то угрожает смертью мафия, а полиция не хочет его защищать, так как он относится к определенному этническому меньшинству. Часто мы получаем запросы из судов, от адвокатов, от миграционных ведомств, пограничников, в которых нас просят уточнить (поскольку наше ведомство имеет представительства практически во всех странах мира), какова ситуация в стране, где проживал и откуда бежал человек.

Как вы попали на такую службу?

Был конкурс — ООН время от времени набирает сотрудников из разных стран. Я ждал восемь или девять месяцев. Состоялось три тура отбора: сначала отбор по CV, потом интервью, когда проверяли способность говорить на английском, знание терминологии, а после этого был письменный экзамен — за три часа надо было ответить на вопросы, оценивалось, насколько я компетентен в вопросах, связанных с проблематикой беженцев, прав человека.

А в Эстонии похожей работы нет? Юристу невозможно реализовать себя в подобной области?

Можно. Просто десять лет я занимался примерно одним и тем же. Выбор тематики, юридические казусы начали повторяться, и последние два-три года мне было уже очень скучно.

В Стокгольме разве не однообразная работа? Все беженцы да беженцы…

Не совсем так. Здесь не только даешь юридические советы по конкретным делам, но и изучаешь целые национальные системы по предоставлению статуса беженца. Это начинается с момента, когда человек въезжает в страну, и заканчивается вступлением в силу окончательного решения, чаще всего судебного. Мы смотрим, какие стандарты существуют в пунктах пересечения границы, какие условия содержания. Отвечаем в своем региональном представительстве за восемь стран — Исландию, Данию, Финляндию, Швецию, Норвегию, Латвию, Литву, Эстонию.

Мы также изучаем законы стран, а когда готовится какая-либо поправка к законам об иностранцах, об убежище, о гражданстве или к каким-то постановлениям, мы начеку как единственная международная организация, следящая за соблюдением стандартов конвенции 51-го года.

И, если что, можете вмешаться?

Да, мы иногда делаем свои экспертные заключения касательно конкретной ситуации или юридического момента.

По Эстонии можете вспомнить что-нибудь?

Индивидуальные дела я обсуждать не могу из-за принципа конфиденциальности. Из Эстонии вообще достаточно мало дел. Самое свежее — анализ оценки, является ли лицо беженцем или лицом, которому предоставляется т.н. дополнительная защита. От этого зависят права, которые человеку предоставляются в стране. Скажем, вид на жительство в Эстонии беженцу дают сразу на три года, а тому, кому предоставляют дополнительную защиту, всего на год.

Из России много бегут?

Согласно данным Шведской иммиграционной службы, с января по сентябрь этого года было подано 595 ходатайств об убежище от граждан РФ, в такой же период прошлого года — 705. Это двенадцатый показатель по стране. Удовлетворяют примерно 15 процентов этих заявлений. Есть также прошения об убежище из Белоруссии, Узбекистана. Но факт подачи заявлений об убежище и предоставление статуса людям из той или иной страны не является чем-то, что унижает государственную гордость или интересы государства. Это тоже было оговорено еще в 50-е годы — что одни государства не обижаются на то, что другие предоставляет ”их людям” статус беженца.

Какие доводы россияне приводят чаще всего, чтобы обосновать прошение об убежище в Швеции?

Наша организация не занимается рассмотрением ходатайств об убежище в Швеции. Поэтому что-то можно сказать лишь по случаям, которые доходят до нашего офиса. Один из основных моментов — боязнь возвращения назад. По причине политической деятельности, этнического происхождения, принадлежности к маленьким религиозным группам. Заявители есть даже из Москвы и Петербурга.

Проверка ненадуманности оснований — тоже не ваша компетенция?

Это проверяет миграционная служба Швеции. Она исследует обстоятельства и факты. Мы в странах ЕС не являемся частью процедуры по предоставлению статуса беженца, однако делаем это во многих других странах мира. В той же самой Кении, например, где я работал в прошлом году (в соседней Сомали началась засуха, породившая голод среди населения, также активизировались военные действия, гуманитарная ситуация была просто катастрофической), мы долгое время осуществляли процедуру определения статуса беженца. А вообще это порядка 50-60 стран, где мы по договоренности с государствами занимаемся рассмотрением просьб об убежище и предоставлением его. К примеру, в Малайзии, Афганистане, Мьянме, Ираке, Судане, Эфиопии, Эритрее и т.д.

Эстония — проблемная страна в плане беженцев?

В Эстонии пока очень мало соискателей убежища. Поэтому государственные органы вполне в состоянии справиться с этой нагрузкой самостоятельно. Мы знаем, что на границе, бывает, выносят решения об отказе от предоставления убежища. Возможно, некоторые из них можно и нужно оспаривать. В настоящее время мы обсуждаем с эстонскими партнерами возможность заключения соглашения о мониторинге на границе. Это поможет пограничной охране ЭР улучшить работу по оказанию помощи тем лицам, которые нуждаются в международной защите.

Поездка Delfi в Швецию была организована Эстонским центром по правам человека в сотрудничестве с Управлением Верховного комиссара ООН по делам беженцев.