Что на теледебатах сказали об образовании на русском языке

 (34)
Что на теледебатах сказали об образовании на русском языке
Foto: Ilmar Saabas

Ключевое слово реформы образования — учитель, государство не думает, где взять учителей, которые могли бы качественно преподавать на эстонском языке в русской гимназии, сказала вчера на предвыборных дебатах в студии ЭТВ центристка Майлис Репс.

"Родители и учащиеся свою готовность учиться на эстонском показали, — добавила она. — Наши самые сильные русскоязычные школы — те, где обучение эстонскому поставлено очень хорошо, но основные предметы преподают качественно и на русском языке". По мнению Репс и другого участника вчерашних дебатов социал-демократа Пеэтера Крейцберга, это куда правильнее, чем преподавать на эстонском, но слабо.

"Мы почему-то сочли здесь необходимым любой ценой давить, чтобы все учились в гимназической ступени на эстонском, — продолжил мысль Крейцберг. — Даже во Французском лицее, где в старших классах тоже 60% предметов — на эстонском. Но, по моему мнению, нет никакой причины ограничивать лицей. Там могли бы преподавать 100% предметов на французском. Давайте смотреть на систему образования шире — мы в Евросоюзе, и наши люди учатся ведь не только в Эстонии".

Читайте также:

"Реформа русской школы должна быть остановлена, это мнение подавляющего большинства русских семей Эстонии", — подключился к обсуждению Дмитрий Михайлов — кандидат в депутаты, который баллотируется в Рийгикогу по избирательному списку Русской партии Эстонии.

Что касается учебы в вузах, то проблемы русских студентов он проиллюстрировал на примере Екатерининского колледжа Таллиннского университета. "Я был участником этого довольно жестокого эксперимента, — рассказал Михайлов. — Приходит выпускник русской школы с очень слабым владением эстонским языком. За свои же деньги один год получает вводные курсы на русском языке и старательно учит по ночам эстонский. Во второй год ему дают уже общеобразовательные гигантские курсы на двух языках. Но готов ли он понимать все в полном объеме? Третий год — все только на эстонском языке. А это самые трудные курсы. Эксперимент довольно бесчеловечен".

Оппонировавший Михайлову больше других Каарел Таранд из списка Партии зеленых бросил: "Было очень страшно слушать о положении в Екатерининском колледже, где люди практически мучаются полтора года, пока не войдут в колею. И я сразу подумал о тех примерно 5000 эстонских студентов, которые учатся далеко от дома, в зарубежных вузах и вынуждены, очевидно, так же мучиться, но, как утверждается, получают очень хорошее образование".