Что на самом деле происходит в Партии реформ? Подробности "гражданской войны"

 (38)
Что на самом деле происходит в Партии реформ? Подробности "гражданской войны"
Fotomontaaž

О том, чего боялась Марина Кальюранд, идя на встречу с Таави Рыйвасом, и какое соглашение нарушили в Партии реформ, рассказывает Eesti Ekspress.

Среда, 31 августа: пост Кальюранд под ударом

После обеда Марина Кальюранд едет в Дом Стенбока на встречу с Таави Рыйвасом. Чуть раньше, во вторник ночью, правление Партии реформ (голосами 12 : 2) решило, что Сийм Каллас будет кандидатом от партии в коллегии выборщиков.

Кальюранд очень разочарована, но на пути к Рыйвасу ее основная проблема больше не президентская кампания, а вопрос, находится ли ее пост министра иностранных дел под ударом. Кальюранд боится, что Рыйвас собирается ее уволить.

Новым министром иностранных дел с большой вероятностью стал бы Калле Паллинг, друг премьер-министра и председатель парламентской комиссии по делам Евросоюза.

Все варианты у Кальюранд к этому моменту уже продуманы. До похода в Дом Стенбока она надолго встречалась со своими сторонниками. На втором этаже ресторана Kukeke на краю Каламая собрались ее политические советчики и активисты гражданского общества.

Политическое ядро, Кальюранд, руководитель ее кампании Андреас Каю и ее политическая крестная мать Кейт Пентус-Розиманнус обсуждали за одним столом политические возможности и следующие ходы Кальюранд. Больше всего беспокоились, что Рыйвас поставит Кальюранд перед дилеммой: должность министра иностранных дел или участие в президентских выборах.

Собравшиеся в той же комнате активисты гражданского общества начали под руководством Хелен Силдна собирать подписи под "спонтанным" заявлением в поддержку Кальюранд.

Когда черный Audi Кальюранд заворачивает к Дому Стенбока, в СМИ попадает только что подготовленное заявление в поддержку.

Но Рыйвас с красными от недосыпания глазами не поднимает вопрос поста министра иностранных дел, а говорит Кальюранд на протяжении полутора часов о том, как он сожалеет о произошедшем. Объясняет, почему все-таки случилось так, что партия представила кандидатом в президенты Калласа, а не Кальюранд, и еще раз, как ему жаль.

Кальюранд перехватывает инициативу и сообщает, что еще не решила, баллотироваться в президенты или отказаться от этого, но если она будет баллотироваться, то уйдет с поста министра иностранных дел.

Рыйвас не возражает, но наставляет Кальюранд, чтобы она не стала чьим-нибудь инструментом. Марина должна учитывать, что ее могут использовать.

Сторонники как Кальюранд, так и Калласа, а также более нейтральные сторонние наблюдатели признают, что Кальюранд сейчас копит "капитал сочувствия". Это говорят не критически или цинично. Это естественный ход, который политики понимают. Это политическая валюта, которую можно копить и позднее использовать.

Вторник, 30 августа: жаркая словесная баталия в Кадриорге

В руководстве Партии реформ разлад. В первом и третьем туре президентских выборов в Рийгикогу соглашение соцдемов и реформистов не сохраняется, часть голосов пропадает.

Вечером в семь часов правление и депутаты Партии реформ собираются на втором этаже расположенного в Кадриорге кафе Katha­rinenthal. Совещаются, как дальше себя вести на президентских выборах.

Присутствуют и несколько "гостей": например, руководитель бюро премьер-министра Кайри Уустулнд, пресс-секретарь партии Сильвер Пукк и работающий в бюро Калев Лилло.

ТОП

Сийма Калласа нет, руководителя его команды Мартина Кукка тоже.

Совещание растягивается на пять часов. Присутствующих начинает мучить нехватка воздуха, но окна открывать нельзя, потому что на улице подкарауливают журналисты.

Начало собрания задерживается, потому что Таави Рыйвас звонит Марине Кальюранд, которая в данный момент находится в командировке в Швеции. Рыйвас спрашивает, готова ли Кальюранд отказаться от участия в президентских выборах. Кальюранд отвечает отрицательно.

Из сторонников Сийма Калласа прежде всего выступает Лайне Рандъярв. Она сообщает, что было бы правильно поддержать почетного председателя Сийма Калласа и никогда раньше партия не была так разобщена.

Юрген Лиги начинает говорить, что Партии реформ не нужно президентское кресло. Это не в интересах партии, из-за этого не нужно драться.

Из лагеря Марины Кальюранд первой получает слово Терье Трей. Она говорит о чувстве, что у них выманили голос в пользу Калласа. Что 3 августа на таком же собрании было заключено джентльменское соглашение — в Рийгикогу поддержим Калласа, а в коллегии выборщиков — Кальюранд. Этим обещанием и получили для Калласа в Рийгикогу голоса сторонников Кальюранд.

Кая Каллас спрашивает, почему Кальюранд не вступила в партию, как договаривались тогда, когда она стала министром иностранных дел.

Вскоре обсуждение становится эмоциональным.

Рейн Ланг говорит о Кальюранд — имени не называет, но этого и не нужно — что она "человек без своего видения, у которого норковая шуба, сумка от Dior и три собаки".

Юрген Лиги в ответ рявкает, что ты, Ланг, который был горячим сторонником Кристийны Оюланд, теперь приходишь говорить о сумке. Сам же советовал, что работай и старайся, тогда будут и сумки! А теперь обвиняешь Кальюранд в том, что у нее есть сумка, которую она никогда сама не экспонировала.

Анне Суллинг защищает Каласа и подчеркивает, что эстонскому государству нужен президент, у которого есть видение и который разбирается и в экономике.

А критики вспоминают грехи Калласа. Трей напоминает, что в 2004 году Калаас был готов "продать" партию, заключив тайное соглашение для объединения Партии реформ и Res Publica, после которого Юхан Партс должен был стать председателем объединенной партии. Арто Аас вспоминает, как Каллас два года назад неожиданно не занял пост премьер-министра и после этого даже не извинился за свое поведение.

Кейт Пентус-Розиманнус повторяет ранее сказанное: ее и Кальюранд обманули. Что было джентльменское соглашение. Кальюранд — лучший кандидат, и она не отдаст свой голос в коллегии выборщиков Калласу.

То же самое подтверждают Трей, Ээрик-Нийлес Кросс, Лийна Керсна, Валдо Рандпере, Йоко Алендер и Ремо Холсмер.

Таави Рыйвас просит их еще подумать над этим решением.

Кристен Михал на протяжении всего собрания молчит, но очень внимательно слушает.

Доходит до голосования. Хотя говорилось и о письменном голосовании, голосуют поднятием рук. Голосами 12 : 2 решают в коллегии выборщиков поддержать Калласа. Против голосуют Урмас Круузе и Кейт Пентус-Розиманнус. Из членов правления отсутствует только Урмас Паэт.

После собрания выяснение отношений продолжается. Кая Каллас признается отцу Сийму, что Рейн Ланг совершенно перешел границу. Кая дает объяснения днем позже в посте в блоге, но и он по своему тону довольно пограничный, говорят многие ведущие реформисты.

Валдо Рандпере (сторонник Кальюранд) отвечает Кае бурным выступлением в Facebook.

Это первый раз в истории Партии реформ, когда партия открыто разобщена и ведет "гражданскую войну" на глазах у публики.

Арто Аас во внутренней рассылке партии увещевает обе стороны, что после драки кулаками не машут и публично не нужно прояснять разногласия.

Сийму Калалсу советуют, чтобы он закрыл рот Рейну Лангу (и Кае тоже). Победители Партии реформ обычно великодушны, не стоит сыпать соль на раны проигравших, нужно выбирать тон и понимать, что чувства многих сейчас очень уязвимы.

В субботу оступается и Сийм Каллас. Он сообщает в интервью, что "всегда можно выбрать себе другую партию, если ты не подчиняешься принятым решениям". Таави Рыйвас осуждает слова Калласа.

Котел кипит.

Понедельник, 29 августа: нарушение соглашений

В Рийгикогу начинаются выборы президента. Соцдемы и реформисты договорились между собой, что в первом туре поддержат Эйки Нестора и во втором-третьем — Сийма Калласа.

Сторонники Кальюранд уже много дней беспокоятся, сохраняется ли джентльменское соглашение поддержать в коллегии выборщиков Кальюранд.

Утром реформисты совещаются в помещения фракции в Рийгикогу. Загоревший Валдо Рандпере (вице-председатель фракции, сторонник Кальюранд) начинает разговор с того, как он ездил отдыхать в Таиланд, был за пределами Эстонии, не в курсе событий и хотел бы знать, сохраняется ли еще заключенное ранее джентльменское соглашение, что в Рийгикогу поддержат Калласа и в коллегии выборщиков — Кальюранд.

Рыйвас отвечает Рандпере, что сосредоточимся на Рийгикогу и на том, чтобы там был избран президент.

Сторонники Кальбюранд вспоминают, как Рыйвас раздраженно ответил Рандпере, что пусть это будет последний раз, когда мы об этом говорим, это "последний раз, когда я говорю о Марине, потому что в правлении принято решение поддержать Сийма".

По утверждению части свидетелей, премьер-министр сказал только, что "сейчас мы в Рийгикогу и сосредоточимся на Рийгикогу". Разговор Рандпере — был на отдыхе в Таиланде и не знаю, что происходило — показался смехотворным предлогом. "Да, конечно, ты не знаешь, что происходило. Чистый предлог, чистая провокация", — иронизировал позже один из свиты Рыйваса.

Лагерь Кальюранд поражен, услышав ответ Рыйваса Рандпере. За десять минут до выборов они узнают, что премьер-министр разрушил план. В первом туре голосования в Рийгикогу сторонники Кальюранд решают наказать партию и не голосовать за Эйки Нестора.

Нестор получает 40 голосов, на 5 меньше, чем было обещано соцдемам.

Рыйвасу и Калласу деятельность сторонников Кальюранд кажется авантюрой, которой надеялись разозлить соцдемов и спровоцировать их в отместку не отдавать голоса Калласу.

Премьер-министр решает, что теперь можно идти дальше только с Сиймом Калласом. Поезд Кальюранд ушел.

Среда, 3 августа: джентльменское соглашение?

Самая большая мистификация Партии реформ за президентские выборы происходит 3 августа на собрании правления партии.

Официально реформисты выходят из комнаты с соглашением, что кандидат от партии в Рийгикогу — Сийм Каллас. Это написано в решении правления.

Но на том же совещании также говорят о том, что в коллегии выборщиков партия могла бы поддержать Марину Кальюранд. По мнению сторонников Кальюранд, рождается джентльменское соглашение, что в Рийгикогу поддержат Калласа, в коллегии выборщиков — Кальюранд. Именно к этому джентльменскому соглашению позднее апеллирует лагерь Кальюранд.

Сторонники Калалса трактуют произошедшее в правлении по-другому. Что есть конкретное решение представить в качестве кандидата Калласа и если он вообще провалится в Рийгикогу, пожалуй, в коллегии выборщиков можно будет говорить о Кальюранд.

То есть сразу возникают две противоположные трактовки.

Многие участники собрания видят угрозы в соглашении. Что означает провал Калласа? 67 голосов в Рийгикогу — это провал? А 60 голосов? Меньше 51 голоса? Говорили также о "чувствительном провале", но что такое "чувствительный"?

К тому же, такой подход автоматически мотивировал бы сторонников Кальюранд агитировать в Рийгикогу против Калласа. На состоявшемся несколько недель спустя в кафе Katharinenthal совещании Калле Паллинг упрекает сторонников Кальюранд в том, что они вели в Рийгикогу параллельную кампанию против Калласа. Дает понять, что это не уместно.

Масла в огонь подливает еще и то, что пресс-сообщение о поддержке Калласа отправляется раньше, чем Рыйвас оповестил Кальюранд о решении партии. В пресс-сообщении Рыйвас говорит, что "в случае, если избрать президента в Рийгикогу не удастся, у Партии реформ будет возможность в коллегии выборщиков поддержать Марину Кальюранд". То есть никакого твердого обещания.

По словам Кальюранд, Рыйвас позднее пытался по телефону и смс сгладить дело. Подтвердил министру иностранных дел джентльменское соглашение.

Но в публичных интервью Рыйвас уже тогда говорит, что сосредоточимся на Рийгикогу, у нас есть план А (Каллас и Рийгикогу), это наша цель, на ней мы должны сосредоточиться. Что означает, что где-то как будто бы есть и план Б (Кальюранд и коллегия выборщиков), но это было уже более туманно и двояко.

Кальюранд серьезно разочарована. Называет произошедшее катастрофой.

Uudiskirja Üleskutse