Чиновники не отдают маленького детдомовца законному отцу

 (52)
житейская история
Чиновники не отдают маленького детдомовца законному отцу
Foto: Tiit Blaat, Eesti Ekspress

"Сегодня пытался получить согласие опекуна — мэрии города Локса — на открытие т.н. школьного фонда для своего сына. Чтобы можно было переводить туда деньги, которые он смог бы снять в 18 лет. Отказали. Мэр сослался на то, что надо подождать решения суда. И забирать сына из детдома хотя бы на выходные тоже не разрешили — по тем же мотивам", — рассказал Delfi житель Локса Александр.

"Но все равно я буду добиваться этого", — добавил он. Впрочем, обо всем по порядку.

В мае 2009 года у незамужней жительницы Локса Сильвии (имя изменено), матери троих детей, родился еще один сын. Тогдашний сожитель женщины — Александр — к тому времени уже давно работал в Финляндии, с короткими наездами в Эстонию. В свидетельство о рождении мальчика Сильвия его в качестве отца не записала. "Если честно, то я и сам несколько сомневался в своем отцовстве", — признался Александр.

12 апреля 2011 года детей Сильвии определили в детский дом — из-за того, что в доме была полнейшая антисанитария, дети недоедали, у самого маленького обнаружили вшей и чесотку.

Тут Александр забеспокоился, по своей инициативе сделал ДНК-тест, который доказал его отцовство. "Мы подали в суд заявление о признании Александра отцом мальчика, и 21 сентября суд принял положительное решение. А через неделю Сильвию лишили родительских прав", — прокомментировал юрист Анатолий Маевский.

Александр направился в детдом, чтобы забрать ребенка. Оттуда позвонили социальным работникам в Локсаскую горуправу. А тамошние чиновники строго запретили отдавать мальчика. "Это несмотря на то, что у родителя есть право и опекать ребенка, и решать его судьбу", — подчеркнул юрист.

На настойчивость отца Локсаская мэрия отреагировала 1 декабря заявлением в суд — о лишении Александра родительских прав. В заявлении, подписанном мэром Вярнером Лоотсманном, говорится: "Есть подозрение, что о ребенке не будут заботиться, его жизнь и здоровье могут подвергнуться опасности. Ребенок не знает Александра и его сожительницу, во время пребывания в детдоме он никогда не контактировал с ним. Александр, планируя уехать в Финляндию, не в состоянии предложить ребенку стабильную жизненную среду".

Кроме того, мэрия ссылается на то, что ей неизвестно, где и с кем будет жить мальчик. Ссылается также на статью в Законе о защите детей о том, что при отчуждении детей от родителей всех их необходимо содержать вместе, если это не противоречит их интересам.

Александр смеется: "Что за ерунда! Естественно, сын узнает меня. И знают ли власти, что в квартире, откуда детей забрали, все было куплено мною".

Мужчина подтвердил, что в Локса у него есть сожительница, у которой он мог бы оставлять ребенка, пока идет его трудовая вахта в Финляндии. "А родительских прав родители лишаются прежде всего тогда, когда ведут антиобщественный образ жизни. Это практически единственное основание, и оно к данному случаю не подходит. Это даже как-то страшно, когда родителю, который хочет заботиться о своем ребенке, не позволяют этого делать", — сказал Маевский.

"На первом заседании суда судья попросила меня сесть с социальным работником за стол переговоров, — поделился Александр. — Я хочу договориться, чтобы забирать сына из детдома пока в те недели, когда я бываю в Эстонии. Мальчик говорит по-эстонски, а я знаю его не очень хорошо. В детдоме мне дали понять, что русскому языку ребенка учить никто не будет. Значит, мне надо выучить эстонский. В дальнейшем, надеюсь, все эти трудности преодолею и смогу забрать сына из детдома окончательно".

Суд о лишении Александра не так давно обретенных им родительских прав должен продолжиться в конце мая.