Бывший журналист Кюммель: неизвестность вокруг Фонда ВЭБ делает Эстонию уязвимой

 (17)
Toomas Kümmel
Toomas KümmelFoto: Tanel Meos

Более десяти лет занимавшийся расследованием сделок Фонда Внешэкономбанка (ВЭБ) бывший журналист Тоомас Кюммель рассказывает, почему он так подробно занялся этой темой и что должен был пережить. Если берешь тему, должен довести ее до конца, передает его точку зрения epl.ee.

Кюммель — о своем интересе к ВЭБ

Это был абсолютно личный интерес. Третья большая тема в моей жизни. Одна была — Чечня-Кавказ, ею я занимался еще больше. В свое время была еще тема: мы вырвали православную церковь из рук Москвы.

У меня дома 17 толстых папок с этими материалами по ВЭБ. В расследовании были и паузы. Несколько лет не занимался им, отнес папки в подвал, но вообще-то, если берешь тему, надо идти до конца, иначе нельзя. Никто этого мне не заказывал, никто не оплачивал.

Кюммель — о трудном расследовании

Расследование продвигалось тяжело, чрезвычайно тяжело. Это были просто слепой случай и удача, что вначале получил из России какие-то бумаги. Потом Россия совершенно замкнулась. Я пробовал по-всякому. Все время было жутко сложно. Я многим рассказывал, как при написании книги хотел получить ответы от Крафта (Вахур Крафт был в 1995–2005 годах президентом Банка Эстонии. — Ред.). Отправил ему 30 конкретных вопросов. Три месяца меня дурачили. Наконец, в кафе в Старом городе протянули чистый лист бумаги, и Крафт попросил передать, что вопросы заданы исходя из неверной идеологии. Такая ерунда была постоянно.

Угрожали ли мне? Чего только в жизни не бывало. Ты же никогда не знаешь, почему то или иное случилось. У машины на полном ходу отвалилось колесо. А, может, действительно болты разболтались?

Кюммель — о результатах аудита Фонда ВЭБ

Документы, которые теперь опубликовали по результатам аудита, я читаю впервые. У меня было много пустот, куда теперь смогу их пристроить. Но еще многого не хватает. Весь механизм дела ВЭБ на самом деле нам сейчас известен. Остался только один большой вопрос: сколько денег и кому досталось? Как деньги делили — это интересно.

Еще одна из важнейших тем в этом деле: кто и что об этом финансовом преступлении знает? Россия. Единственное место, где имеется информация об этом деле. Могут ли люди, которые связаны со случаем ВЭБ, по этой причине быть шантажируемы? Могут, не правда ли? Это наиважнейший вопрос для эстонского государства, который надо решить. Я очень боюсь этого. Думаю, что люди, на которых можно воздействовать, просто не должны быть на таких должностях.

Да, это дело ВЭБ прояснится. Не знаю, откуда у меня такая внутренняя убежденность. Это может быть очень болезненный, но оздоравливающий процесс для эстонского государства и народа.

Uudiskirja Üleskutse