Бизнес со съемными квартирами для беженцев: бешеные цены, убогие условия и незаконные договоры

 (42)
Бизнес со съемными квартирами для беженцев: бешеные цены, убогие условия и незаконные договоры
Foto: Holger Roonemaa

Работающие в маленьких городах бизнесмены нашли нишу в размещении беженцев. Задешево купленные на торгах квартиры в плохом состоянии сдают беженцам по самой высокой цене из возможных. Из-за нехватки съемных квартир квартирособственники нимало не заинтересованы в том, чтобы улучшать плохие условия или просить реальную рыночную цену. Министерство социальных дел констатирует, что это свободный рынок, и в ситуации проблемы не видит.

Как известно, Эстония решила направить семьи беженцев по всей стране, и по большей части для них находят квартиру именно в маленьком городе, пишет Eesti Päevaleht. На самом деле, это обуславливает предельная норма стоимости аренды, которая в случае получателя прожиточного пособия должна укладываться в разрешенные рамки. Предельная норма устанавливается на квадратный метр съемного помещения, и в каждом местном самоуправлении она разная. Поскольку в мелких населенных пунктах стоимость квадратного метра по большей части ниже, для семей беженцев ищут съемные квартиры именно там.

Но здесь вступает в игру нехватка съемных квартир в маленьких городах. В городах размером с Пылва зачастую предлагаются только одна-две съемные квартиры, но иногда в течение нескольких месяцев может не быть ни одной. Если же находится, то частный собственник может быть не согласен сдать квартиру семье беженцев. Эту нишу, среди прочих, занял Игорь Арефьев, у которого с отцом Сергеем на двоих три фирмы и в общей сложности более 70 квартир в Пылва, Тюри, Раквере, Пайде, Валга, Выру, Локса, Палдиски и еще множестве мелких населенных пунктов по всей Эстонии.

Фирмы Арефьевых работают уже несколько лет, но сдавать квартиры они начали только в 2015 году. Раньше они занимались в основном покупкой и продажей недвижимости и лесоматериалов, а также сельским хозяйством и продаже автозапчастей. Из 70 квартир примерно 30 они купили после того, как беженцы на основании миграционной программы Евросоюза начали прибывать в Эстонию. Большинство остальных квартир куплено в 2015 году и в начале 2016 года. Арефьевы скупают многие жилые помещения на организованных судебными исполнителями торгах.

Нежелание сотрудничать

Понятное дело, в таком бизнесе нет ничего неправильного или противозаконного, но многие, кто сталкивался с Арефьевыми, говорят в один голос, что разумно с ними общаться невозможно. Якобы у них отсутствует всяческое желание сотрудничать и человечность, и их методы работы вызывают вопросы.

Волостной старейшина Тюри Пипи-Лийз Сиэманн выразила свое негодование напрямую Министерству социальных дел, потому что фирма была не согласна устранить недостатки предлагаемой семье беженцев квартиры. А именно, согласно требованиям, в каждой комнате съемной квартиры должно открываться по меньшей мере одно окно. "Там этой возможности не было, потому что окна были залиты монтажной пеной", — сказала старейшина. По ее словам, Арефьевы отказались от всяческого сотрудничества и проведения ремонта. "У меня об этом предприятии сложилось очень плохое впечатление", — сказала Сиэманн, которая пыталась найти с ними дружеское решение.

Но несмотря на плохие условия в съемных квартирах Арефьевых и отсутствие малейшей отзывчивости, бизнесмены просят самую высокую цену из возможных. Советник Министерства социальных дел Кайза Юпрус-Тали отметила, что требование самой высокой арендной платы из возможных свойственно не только Арефьевым. "Если люди слышат, что сумма аренды должна соответствовать предельной норме, то и частные собственники говорят, что ставьте максимум", — сказала Юпрус-Тали.

За поиск съемных квартир отвечает Министерство социальных дел, которое, чтобы найти поставщика маклерской услуги, в начале 2016 года организовало конкурс поставки. Его выиграла OÜ Kinnisvaraekspert, задача которой состоит в том, чтобы найти на рынке недвижимости для семей беженцев жилое помещение подходящего размера и стоимости, которое должно быть в пригодном для вселения санитарном состоянии. Согласно требованиям поставки, арендный договор должен быть по меньшей мере на год и вносимый за квартиру залог не может быть больше суммы аренды за один месяц.

Противозаконное условие

Арефьевы же постоянно просят за свои квартиры залог в размере арендной платы за два месяца. В этом нет ничего недозволенного, потому что по закону арендодатель может просить залог в размере арендной платы до трех месяцев. Противозаконным это делает условие Арефьевых, что если арендатор живет в квартире меньше полугода, он теряет вторую сумму залога. Это же, по сути, означает неустойку, которая по закону в арендных договорах запрещена.

Требуемый залог в размере суммы аренды за один месяц и арендную плату за первый месяц оплачивает министерство, и дальнейшую арендную плату — местное самоуправление. Все, что остается, нужно оплачивать самому арендатору.

Как же возможно, что с семьей заключают арендный договор, который не соответствует ни требованиям министерства, ни закону? Пресс-секретарь Министерства социальных дел пояснил, что это можно сделать, если семья по какой-либо причине сама так хочет.

Люди, которые в курсе дела, высказали Eesti Päevaleht подозрение, что Kinnisvaraekspert склонна, пожалуй, даже слишком тесно сотрудничать с Арефьевыми и предпочитать их квартиры, хотя на рынке есть и жилые помещения по более низкой цене и в лучшем состоянии. Например, в Тюри был случай, когда семья из-за плохих жилищных условий была не согласна остаться в квартире Арефьевых и с помощью волостной управы нашли более подходящую квартиру.

"Если вы сразу не подпишете, мы выставим вас отсюда!" — якобы сообщили Арефьевы одной направленной в Тюри семье прошлой осенью. "Это было довольно грубое давление", — вспомнила волостной старейшина Тюри Пипи-Лийз Сиэманн поведение бизнесменов. Поэтому начали с помощью социального работника волости искать семье новую квартиру в Тюри, и это удалось.

Были также случаи, когда Арефьевы покупали квартиру по сути за день до прибытия семьи беженцев в Эстонию. "В этом нет ничего плохого", — заверила Юпрус-Тали. Поскольку у Арефьевых много квартир, по словам советника, они и стали в каком-то смысле партнером выигравшей конкурс поставки Kinnisvaraekspert. "Если наш партнер по недвижимости связался с ними, нет ли у них на горизонте какой-нибудь съемной площади, то они и могли купить квартиру", — объяснила Юпрус-Тали.

Председатель правления Kinnisvaraekspert OÜ Айвар Роозик опроверг утверждение о слишком тесном сотрудничестве с Арефьевыми и сказал, что до сих пор они в рамках поставки заключили в общей сложности 36 договоров, из которых только девять были с фирмами Арефьева. Одновременно Роозик указал, что помимо Арефьевых в Эстонии есть и другие предприниматели, которые ведут такой же бизнес.

Обстоятельство, что в том же городе по более низкой цене имелись квартиры в лучшем состоянии, по словам Роозика, не означает, что владельцы всегда готовы сдать жилые помещения беженцам. В качестве примера сложности поиска квартир он привел май, когда на объявления с портала City24 они отправили 24 письма, на объявления с KV.ee — 17 писем, а также сделали десятки телефонных звонков. "Из них только один владелец согласился сдать квартиру", — отметил он.

Роозик дал понять, что арендная плата квартир семей беженцев выше обычной и потому, что в отличие от большей части эстонского арендного рынка, с этих сумм аренды платят налоги.

Бизнес и свободный рынок

То, что размещение семей беженцев образовало нишу в бизнесе, который ведут такие люди как Арефьевы, министерство не беспокоит. "Это ведь и есть бизнес, это и есть свободный рынок, потому что у государства нет жилищной политики и у местных самоуправлений нет социальных жилых помещений, — констатировала Юпрус-Тали. — Это и осложняет это дело".

Волостной старейшина Тюри тоже признала, что в размещении беженцев видят возможность заработать. "Но это общественные деньги, и заработок на них не кажется справедливым по отношению к кому-либо", — сказала Сиэманн.

Разговор Eesti Päevaleht с Игорем Арефьевым оказался сравнительно коротким. В ходе краткой беседы по телефону он опроверг рассказы, будто размещение беженцев является частью их бизнеса. "Покупать из-за этого квартиру и брать риск на предприятие — это должен быть очень глупый предприниматель. Мы таким делом не занимаемся", — сообщил он. По словам Арефьева, они предпочитают долгосрочных арендаторов с постоянным доходом и семьи беженцев как правило таковыми не являются. Большинство их квартир якобы все-таки сдано местным.

По словам Арефьева, у них сейчас арендный договор еще только с одной семьей беженцев и больше они иностранным семьям сдавать квартиры не планируют. "С этим больше головной боли, чем чего-то другого", — сказал он.

В ответ на уточняющие вопросы, например, почему Арефьев устанавливает своим арендаторам незаконное условие, бизнесмен моментально прекратил телефонный разговор. На смс, в котором журналист задал вопрос и в письменной форме, Арефьев ответил: "Я неоднократно говорил, что я не комментирую данную тему. Обратитесь в министерство или в местное самоуправление".