Аналитик: на площади Вабадузе было бы очень эффективным электрошоковое оружие

 (188)
Vabaduse väljakul tulistati noaga politseid rünnanud meest
Vabaduse väljakul tulistati noaga politseid rünnanud meestFoto: Andres Putting

Аналитик защитной тактики Департамента полиции и погранохраны Армин Сааритс подтверждает, что со следующего года в арсенале полиции будет и электрошоковое оружие, пишет Eesti Päevaleht.

Почему полицейский применяет для устранения нападающего с ножом огнестрельное оружие, как это сделали сейчас на площади Вабадузе?

Нападение с ножом опасно. В 2011 году в Отепя был случай, когда перепивший человек не понимал, где он находится, и напал на полицейских с ножом. Напал так опасно, что полицейский до сих пор не работает по состоянию здоровья. С этого времени мы проанализировали случаи защитной тактики и сделали выводы. Обсудили также со специалистами защитной тактики извне и приняли решение, что здесь не поможет газ, телескопическая дубинка или физическая сила. Действовать следует решительно, быть готовым применить оружие, направить оружие на угрозу и при необходимости произвести решающий выстрел.

Читайте также:

Вчера стреляли в грудь. Почему не в ноги, руки?

Выстрелы мы производим как правило в грудь, потому что процент попадания туда выше. В кризисной ситуации сложно попасть в ногу или в руку. И если пуля попадет в ногу, то будем учитывать, что в ноге есть артерии, попадание в которые может стать причиной смерти. Наша цель — все-таки предотвратить нападение, а не убить человека. Исходя из этого и сложилось так, что если мы имеем дело с острым предметом — нож, вилы, топор или что-то подобное, — то в любом случае полицейский достает оружие и готов его применить. Решительно, конкретно. Конечно, по Закону об охране порядка мы должны предупредить и попробовать использовать и другие средства. Мы всегда предупреждаем: я применю огнестрельное оружие, если вы не прекратите нападение. В данном случае также был виден предшествующий приказ: положи нож на землю, ляг. Его не послушались, и поэтому для предотвращения опасного нападения пришлось применить оружие.

Из-за Бронзовой ночи 2007 года возникла полемика, может ли полиция использовать тазер. Многие политики были против этого. Во вчерашнем случае был бы прок от тазера? Человек тогда был бы еще жив?

Я считаю, что в такой ситуации электрошоковое оружие было бы очень эффективным. Мы планируем в следующем году раздать полицейским первое электрошоковое оружие. Обучение идет. Оружие нелетального действия для предотвращения нападения, конечно, заметно эффективнее, электрошоковое оружие для этого очень эффективно.

Законодательная база ведь позволяет это?

Да, в Законе об охране порядка регулируется применение электрошокового оружия. Это оружие немного мягче огнестрельного, но все-таки достаточно эффективно. Электрошоковое оружие — это не спецсредство, это все-таки оружие.

Насколько большую психологическую травму получает полицейский, который должен был принять решение и выстрелить в человека?

Я сам пережил это. Распространен миф, что мы (полицейские — прим. авт.) железные люди, как будто на нас ничто не действует. На самом деле ты можешь начать прокручивать прошлое у себя в голове через день, месяц или год — я застрелил человека. Молодые особо этого не осознают. Наше дело, как старших коллег, сказать им, что ты человек из плоти и крови, у тебя свой психологический багаж. Моя миссия, несомненно, в том, что стрелявшего полицейского следует сперва успокоить. Затем следует дать возможность рассказать о случившемся в узком кругу, выговориться. После этого уже непосредственный начальник смотрит, нуждается ли полицейский во вмешательстве, например, в разговоре с психологом или чем-то подобном. Это чрезвычайно важно.

Интервью полностью читайте в Eesti Päevaleht.