Адвокат: ”общественный интерес” не основание для пересмотра срока давности преступления

 (113)
Адвокат: ”общественный интерес” не основание для пересмотра срока давности преступления
Foto: Ilmar Saabas

В связи с темой Фонда ВЭБ вновь возникла тема преступлений, у которых истек срок давности, и адвокат Леон Гликман отметил, что в демократических государствах в таких случаях для преступлений не применяются более долгие сроки давности.

Хотя Банк Эстонии признал, что в 1995 году направил Внешэкономбанку письмо с неверными данными о сознательно замороженных деньгах. Банк Эстонии в среду обнародовал данные аудита ранее созданного Фонда Внешэкономбанка (Фонда ВЭБ). Аудит выявил, что сразу после того, как Сийм Каллас ушел из Банка Эстонии в Рийгикогу, банк направил российскому Внешэкономбанку (ВЭБ) требования за подписью тогдашнего вице-президента БЭ Вахура Крафта, которые на самом деле на 32,3 млн долларов превышали подлежавшую оплате сумму.

Госпрокуратура не может начать выяснять, злонамеренно ли было подделано письмо или нет, так как даже если преступление и имело место, то у него на сегодня уже истек срок давности.

Читайте также:

"Срок давности преступления второй ступени истекает через пять лет. В демократических странах срок давности в таких случаях не продлевают. Скорее, эти сроки даже короче", — пояснил Гликман Delfi.

Он уточнил, что ”общественный интерес” не является объективным аргументом для пересмотра срока давности преступления.

Он добавил, что изменение закона в данном случае не изменило бы ничего, так как по нынешнему эстонскому законодательству и Конституции, а также международным правовым нормам, закон не имеет обратной силы.

Гликман напомнил, что Эстония пыталась применить закон задним числом, но Европейский суд по правам человека принял на этот счет ряд осуждающих решений.

По словам адвоката, человека можно назвать фальсификатором, если ранее в отношении него вступило в силу решение суда по уголовному делу.

Uudiskirja Üleskutse