Обвиняемый в убийстве Таранкова: Коля сказал, что не даст мне жизни

 (12)
Обвиняемый в убийстве Таранкова: Коля сказал, что не даст мне жизни
Foto: Andres Putting

В понедельник в Хаапсалусом судебном доме Пярнуского уездного суда начались слушания по делу об убийстве Николая Таранкова. Обвиняемый Юрий Воробей сознался в содеянном.

Несмотря на то, что можно было предполагать присутствие на суде многих соратников Таранкова, в зале был замечены лишь Борис Малиновский, также известный в свое время как ”крестный отец”, сестра и племянница Таранкова. Позже пришла и жена Воробья, пишет Eesti Päevaleht.

Заседание началось с зачтения государственным прокурором Вахуром Верте обвинения. После этого обвиняемого допросили его защитник Ааду Луберг и прокурор. После обеда были заслушаны первые свидетели, в том числе хороший знакомый Воробья и Таранкова Олег Чижевич, который проживает под Хаапсалу и который и обнаружил тело.

Читайте также:

Чижевич оказался на месте не случайно. Согласно его показаниям, 14 сентября ему позвонил друг Валера (также известный как Дипа), сказал, что Коля (Таранков) не вернулся с рыбалки и попросил его съездить на место. Чижевич знал, что Таранков любил рыбачить на заливе Саунья. Туда он и поехал, а по прибытию обнаружил его машину и прицеп. Чижевич сообщил о находке Валере и находившемуся вместе с ним Юрию (Дивану). ”Я открыл заднюю дверь и заглянул в машину: мало ли он там спит. Но потом я увидел кровь на его лице и задержал дыхание, чтобы послушать, дышит ли он. И тогда я понял, что не дышит”, — рассказал Чижевич и добавил, что тело Таранкова лежало в багажнике.

В Центр тревоги звонок от Чижевича поступил в 14:17. До прибытия полиции свидетель осмотрел окрестности (не открывая люк багажника) и в 6-7 метрах от воды увидел следы крови и две гильзы от патронов.

Как рассказывал потом сам Воробей, после совершения убийства он покинул место преступления, но обнаружил, что потерял шапку, и вернулся. Подумав о том, что вокруг много кабанов, которые могут осквернить тело, обвиняемый решил перенести его в багажник и немного отъехать от воды.

Стразу скрыться с места преступления Воробью не удалось, так как к берегу в то ранее утро приехали и другие рыбаки. Он спрятался в траве и выждал, пока те отплывут от берега, и лишь после этого уехал, спрятал орудие преступления и выбросил окровавленную одежду.

Выяснилось, что уже 6 и 7 августа Воробей ездил в те края на разведку в поисках места, где спрятаться.

12 сентября после обеда Воробей отправился на хутор своего отца Виктора Воробья, где Таранков хранил свою лодку, и увидел, что друг отца (сам отец находится в местах не столь отдаленных) подготовил транспортное средство, из чего обвиняемый сделал вывод, что на следующий день Таранков отправится на рыбалку.

Так, рано утром 13 сентября Воробей приехал на место рыбалки Таранкова, чтобы попытаться еще раз уладить конфликт. Наряду с этим он не исключал возможности, что их разговор ни к чему не приведет (то есть жизнь Воробья останется по-прежнему в опасности), поэтому взял с собой пистолет. Так и вышло: Таранков резко отказался от решения конфликта, на что Воробей как минимум семь раз выстрелил ему в верхнюю часть туловища, произведя один контрольный выстрел в голову.

Ссора Воробья и Таранкова, обстоятельства которой во время вчерашнего слушания остались до конца неясными, началась несколько лет назад из-за топливного бизнеса Воробья. ”Ко мне обратился Ильмар Ибрагимов. Он сказал, что его друзья занимаются топливом и он хочет туда инвестировать. Он попросил меня быть его партнером и выступить гарантом, так как я с детства знаю Таранкова, поэтому в случае проблем можно было ожидать от него [Таранкова] помощи”, — рассказал Воробей.

По словам Воробья, Ибрагимов где-то достал 700 000 евро в долг и вложил в EuroPetroleum OÜ, однако вскоре рынок рухнул и закупленное топливо перепродать якобы стало невозможно. Куда делись деньги и делись ли вообще, — об этом Воробей посоветовал спросить у Ибрагимова. По словам Воробья, связанные с делом люди очень хорошо знали, кто такой Таранков. ”Этого было невозможно не знать. Это знают даже школьники”, — сказал Воробей в зале суда.

Неизвестно, что именно не понравилось Таранкову — то, что Воробей бравировал своим знакомством с Таранковым и участием в бизнесе в качестве гаранта, или что-то другое — но, по словам Воробья, весной прошлого года Таранков пригласил на разговор одного из его друзей. На встрече он недвусмысленно дал понять, что жизни Воробья может наступить конец. Другу он посоветовал держаться от Воробья подальше. ”Таранкову не нравилось, как я отношусь к его деятельности. Кроме того, он обвинял меня в том, что я будто бы делаю что-то за его спиной”.

Друг передал Воробью суть разговора, и тот отправился к Таранкову, но не застал его дома. На следующий день Воробей вновь пошел к нему и прождал под окнами 40 минут, прежде чем его пустили в дом. ”Я спросил, почему он назвал меня ”чертом”. Он сказал это другу, а также то, что дальше жизни мне не будет. Таранков ответил, что это связано с моим бизнесом, который я веду за его спиной. Я ответил, что я всегда готов встретиться со всеми для разъяснений, но он очень жестко сказал мне, чтобы я не совал свой нос куда не следует и не указывал ему, как вести дела, и что за меня говорят мои действия. На встрече я убедился, что он нехорошо ко мне относится”, — сказал Воробей.

Заседание продолжится во вторник.