Государственный суд окончательно оправдал заключенного, который угрожал охраннику

 (4)
TARTU VANGLA
TARTU VANGLAFOTO: Marko Mumm

До Государственного суда дошло дело о заключенном Тартуской тюрьмы, который угрожал охраннику, осуществлявшему раздачу пищи, тем, что приколотит миску к его голове.

Заключенный угрожал охраннику через окно закрытой камеры. По заверению охранника, это высказывание вызвало в нем страх и он испугался, что заключенный претворит свою угрозу в жизнь.

Ранее Тартуский уездный суд оправдал обвиняемого, отметив, что у охранника не было оснований для того, чтобы бояться воплощения угрозы. По оценке суда, потерпевший мог почувствовать себя оскорбленным, но для объективного стороннего наблюдателя такая угроза страшной не кажется. Тартуский же окружной суд признал обвиняемого виновным и наказал заключением сроком на шесть месяцев.

Далее дело дошло до Государственного суда. Криминальная коллегия первым делом пояснила, что при оценке убедительности угрозы неважно, имеется ли у виновного действительное намерение или возможность воплотить деяние. Достаточно того, что угрожающий создаст впечатление, будто неблагоприятные последствия наступят, и тот, кому он угрожает, почувствует себя в опасности. Кроме того, угроза должна казаться реальной и для среднестатистического разумного наблюдателя. Таким образом, любое выражение недовольства нельзя рассматривать как уголовно наказуемую угрозу, даже если оно вызывает в другом человеке страх. Также коллегия отметила, что устная угроза не обязательно должна быть представлена в резкой или дерзкой форме и может представлять собой вежливое утверждение.

Читайте также:

При оценке серьезности угрозы следует принимать во внимание все предшествовавшие или сопутствующие ей факторы в совокупности. По мнению Государственного суда, в данном случае фраза не являлась чем-то, что могло в обычном понимании вызвать в потерпевшем серьезный страх перед телесными повреждениями. Описанную в обвинении громкую и раздраженную речь нельзя рассматривать как преступление, а можно трактовать лишь как выражение недовольства в отношении способа раздачи еды.

Таким образом Государственный суд полностью аннулировал решение окружного суда и прекратил уголовное дело в отношении обвиняемого. При этом коллегия добавила, что действия обвиняемого могут содержать признаки проступка, и именно — оскорбления представителя власти.