Работавший с Путиным предприниматель: в Эстонии можно вести бизнес на русском, в Латвии и Литве — нет

 (45)
Sergei Kolesnikov
Sergei KolesnikovFoto: kaader videost, BBC

В Эстонии четкое и ясное налоговое законодательство, а бизнес можно свободно вести на трех языках — эстонском, английском и русском, в то время как в Латвии и Литве наблюдается протекционизм местных компаний. Об этом на фестивале Lampa рассказал предприниматель и политический эмигрант из России Сергей Колесников, в 2010 году прославившийся написанием открытого письма Дмитрию Медведеву, в котором он рассказал о строительстве "дворца Путина" в Геленджике.

Общение с Сергеем Колесниковым и другими переселенцами из России в страны Балтии проходило в рамках дискуссии "Новые русские — политические эмигранты", организованной ведущим передачи "Александр-студия" на LR-4 Александром Алексеевым на фестивале Lampa в Цесисе.

Последние пять лет Сергей Колесников живет в Эстонии, где занимается финансированием проектов в области недвижимости и технологий по использованию вторсырья. По его словам, перед тем как сделать выбор одной из стран Балтии, его люди внимательно проанализировали все три республики на предмет возможностей и свободы ведения бизнеса.

"Мы пришли к выводу, что именно в Эстонии лучше всего со свободой бизнеса, в то время, как Литва и Латвия пошли по пути протекционизма для местного бизнеса. Учитывая, что крупный бизнес — интернационален, очень важны создания условий — понятное и ясное законодательство, возможность работы на многих языках. Например, в Эстонии можно свободно вести бизнес на эстонском, английском и русском языках — общение с банками, подготовка всех документов, работа с нотариусами, переписка с государственными учреждениями могут осуществляться на всех трех языках, нет никакого приоритета. В то время как в Латвии и Литве, к сожалению, отдается жесткий приоритет латышскому и литовскому языку, поэтому все делать намного сложнее. Также в Эстонии четкое и ясное налоговое законодательство. Естественно, всем крупным компаниям и бизнесменам в таких условиях проще работать. Такие рассуждения легли в основу нашего выбора, и за все эти годы мы не разочаровались".

В перестроечные года биофизик Сергей Колесников основал кооператив, который работал над созданием медицинских приборов. Впоследствии это предприятие переросло в компанию "Петромед", 51% которой принадлежал Комитету по внешне-экономическим связям Санкт-Петербурга, возглавляемому в то время вице-мэром Владимиром Путиным. От создания приборов фирма предприятие перешло к их закупке на бюджетные деньги и больничному строительству.

"Мы с Путиным часто встречались и участвовали в одних совещаниях, — рассказал он. — Но не было ни одного человека в мире, который тогда мог бы себе представить, кем станет Путин. Но главное, и я практически в этом убежден, что Владимир Владимирович тоже этого не представлял себе. Он же возглавил государство не в результате политической борьбы и выборов, а был назначен руководителем — ему передали эти функции".

В 2011 году бизнесмен поведал порталу snob.ru, что некоторое время после смены власти в Санкт-Петербурге его сотрудничество с Путиным продолжилось. Тогда в начале в 2000-х он был активным сторонником президента России и возлагал на него большие надежды. В том же интервью Колесников раскрыл схему, по которой его компания работала с "людьми Путина", осуществляя поставки медоборудования и модернизацию разных учреждений. Закупки велись на пожертвования крупных российских бизнесменов (Абрамовича, Мордашова и т.д.), а 35% от сумм контрактов переводились на счета зарубежного оффшора, с которых, как объяснили Колесникову, в перспективе планировалось "сформировать инвестиционный фонд, который вложит эти деньги в экономику России для развития высокотехнологичных производств".

Впоследствии профиль "сотрудничества" расширился — деньги вкладывались во всевозможные заводы, фабрики и прочие "инвестиционные проекты", а частично по-прежнему выводились за рубеж. Одним из таких объектов-проектов, а с началом кризиса и единственным, стал дворец в Геленджике. Бизнесмен не сомневался, что его строили лично для Путина.

В 2010 году Колесников принял решение обнародовать накопившуюся у него информацию. Сделал он это в виде открытого письма Дмитрию Медведеву — данные проверили американские юристы, а опубликовал послание штатный колумнист Washington Post Дэвид Игнэйшиус. Официальные лица Кремля не подтвердили информацию о том, что дворец в Геленджике строился для Путина. Бизнесмен покинул Россию и обосновался в Эстонии.