Приведут ли крупные денежные вливания в экономику Эстонии к быстрой инфляции?

 (13)
Raha, rahatähed
Raha, rahatähedFoto: Tiit Blaat

Известно, что центральным банкам уже длительное время приходится поддерживать экономику крайне низкими или даже отрицательными процентными ставками и крупномасштабными программами скупки активов, или с помощью "печатного станка", пишет главный экономист Swedbank Тыну Мертсина.

В прошлом году потребность в поддержке экономики и её финансировании возросла в несколько раз. Помимо центральных банков, странам помогают оправиться от кризиса свои правительства и различные меры Европейского союза. В то время как осуществляемые центробанками программы скупки активов с марта прошлого года привнесли в мировую экономику 6,6 триллиона долларов США, или почти 8% мирового ВВП, по оценке Международного валютного фонда, 12% мирового ВВП расходуется на смягчение последствий пандемии. В то же время будет продолжаться сильное стимулирование экономики как центральными банками, так и правительствами путём печатания денег. Такое гигантское вливание денег поможет наращивать инвестиции, стимулировать общую экономическую активность и разгонять цепную реакцию роста спроса, которая будет всё больше и больше повышать цены. Но не кроется ли здесь риск развития инфляции?

Стимулирование экономики в основном повлияло на цены активов

Читайте также:


Рост денежной массы в экономике резко ускорился в зоне евро, и уже достигает темпов, которые мы в последний раз наблюдали 13 лет назад, когда инфляция в зоне евро выросла в среднем более чем на 4%, а в Эстонии — более чем на 11%. До глобального финансового кризиса существовала прочная связь между денежной массой и повышением потребительских цен, но за последние 10 лет эта связь значительно ослабла. Резкое ускорение роста денежной массы в прошлом году не могло предотвратить падение цен из-за падающего спроса. Несмотря на низкие процентные ставки и масштабные программы покупки активов, потребительские цены в зоне евро выросли всего на 1% за последние пять лет, а за последние десять лет — в среднем лишь на 1,2%. В Эстонии соответствующие показатели составляют 1,7% и 2%. За последние 15 лет было три периода более высокой инфляции, но они постепенно сошли на нет.

Хотя в последние годы потребительские цены росли медленно, а в прошлом году мы даже наблюдали дефляцию, цены на активы резко выросли. Основной индекс балтийского рынка ценных бумаг вырос за год на 11%, а за последние 6 месяцев даже на 24%. Индекс STOXX в зоне евро по-прежнему находится на том же уровне в годовом сравнении, но с середины марта прошлого года он уже вырос на 58%. При этом рост индекса S&P 500 составил 17% и 75% соответственно. Несмотря на экономический кризис, средняя цена квадратного метра квартир в Эстонии в прошлом году выросла почти на 7%. Однако средний жилищный индекс в зоне евро вырос на 5% в годовом исчислении за 9 месяцев. Таким образом, общий рост цен был значительным, но это не нашло отражения в расчётах потребительских цен. Программы покупки активов центральными банками в большей степени способствовали росту цен на активы, но влияние на потребительские цены было меньше.

Давление в сторону ускорения роста цен уже ощущается


Ощущается давление, ускоряющее инфляцию потребительских цен или выход из дефляции. Это связано с повышением чувства уверенности, восстановлением мирового спроса после прошлогоднего спада и ростом цен на сырьевые товары и энергоносители. Цена на нефть марки Brent уже выросла на 10%, мировые цены на продовольственные товары — на 14%, а цены на металлы — в среднем почти на 40% по сравнению с прошлым годом. Цены на транспортировку товаров из Азии также резко выросли, а холодная зима подняла цены на электроэнергию. Согласно прогнозу Международного валютного фонда, в этом году цена на сырую нефть вырастет на 21% после резкого падения в прошлом году, а на оставшееся сырье в среднем на 13%. Рост цен на сырьевые товары на мировом рынке обусловлен быстрым восстановлением китайской экономики и её спроса, низкими процентными ставками, ослаблением доллара США и повышенным аппетитом инвесторов к риску.

Инфляция ускоряется, но в ближайшем будущем она не должна вырасти очень сильно. Ожидается, что в ближайшее время экстраординарный спрос Китая снизится, что снизит давление на цены на сырье. В Эстонии рост цен возобновится в этом году из-за увеличения спроса, роста цен на энергоносители и уменьшения эффекта от сниженных в прошлом году акцизов, но в ближайшие годы рост цен будет умеренным. По данным Swedbank, потребительские цены вырастут на 1,3% в этом году и на 1,7% в следующем году. ЕЦБ прогнозирует средний рост цен в зоне евро только на 1% в этом году и 1,1% в следующем году. Как в Эстонии, так и в зоне евро в целом инфляционные ожидания населения на предстоящий год в настоящее время очень низкие и ниже долгосрочного среднего значения. По данным Международного валютного фонда, цены в развитых странах вырастут на 1,3% в этом году и на 1,5% в следующем. Этот прогноз инфляции заставит большинство центральных банков в ближайшем будущем проводить мягкую и стимулирующую денежно-кредитную политику.

В конечном итоге зелёная революция может повысить инфляцию


После глобального финансового кризиса 12 лет назад потребительские цены в зоне евро также на пару лет подскочили выше целевого 2%-ного показателя центрального банка. Однако в то время центральные банки и правительства стимулировали экономику зоны евро, используя во много раз меньше денег, чем сейчас. Таким образом, относительно скромный базовый прогноз роста цен на следующие несколько лет не означает, что инфляция не будет выше ожидаемой, особенно в долгосрочной перспективе.

Большая часть денег сейчас находится как на корпоративных, так и на частных депозитах. В Эстонии рост вкладов предприятий и населения ускорился до 19 процентов в годовом исчислении к концу прошлого года и составил 18 миллиардов евро, или почти 66 процентов ВВП. В конце прошлого года рост депозитов до востребования у домохозяйств ускорился до 20% в годовом исчислении. Последний раз мы наблюдали такое в 2013 году. Однако за ростом депозитов скрывается большой отложенный спрос, который будет ”высвобожден”, когда пандемия утихнет, а экономическая ситуация и уверенность ещё больше повысятся. Однако резкое увеличение спроса окажет давление в сторону повышения цен. По мере улучшения экономических условий и спроса начнёт возникать ценовое давление, особенно в отношении тех товаров и услуг, на которые в настоящее время влияют ограничения на перемещение и изменения в поведении потребителей.

Интеграция Китая и других крупных развивающихся рынков в мировую торговую систему, ослабление влияния профсоюзов, гибкость рынка труда в развитых странах и внедрение новых технологий привели к снижению цен в мировой экономике. В перспективе влияние глобализации на цены, вероятно, уменьшится, поскольку производство в Азии станет дороже. Однако климатическая политика и зелёная революция повысят спрос на ряд ключевых металлов, которые будут использоваться для создания низкоуглеродной инфраструктуры. К этому можно добавить связанные с зелёной революцией более высокие налоги на потребление ископаемого топлива и, в более широком смысле, на углеродоёмкую экономику. Спрос, превышающий предложение, приведёт к повышению цен на некоторые виды сырья. Однако более высокий рост спроса означает, что климатическая политика не только останется целью, но и будет сопровождаться реальными решениями и распоряжениями. В то же время автоматизация и увеличение инвестиций в технологии должны повысить производительность и, таким образом, сдержать ускорение инфляции или даже снизить цены на многие товары и услуги.

В ближайшем будущем центральным банкам будет сложно сдерживать инфляцию за счёт ужесточения денежно-кредитной политики.

Несмотря на то, что денежно-кредитная политика центральных банков предоставляет множество возможностей для сдерживания инфляции, например, путём повышения процентных ставок и сокращения или прекращения покупки активов, следует иметь в виду, что повышение процентных ставок значительно затруднило бы рефинансирование высоких суверенных долгов. Это затрудняет центральным банкам сдерживание инфляции путём ужесточения денежно-кредитной политики. Центральные банки дали понять, что денежно-кредитная политика не будет ужесточаться по мере роста инфляции до тех пор, пока не появятся чёткие признаки устойчивого восстановления мировой экономики после экономического кризиса, вызванного пандемией.