Ожесточенная борьба топливных фирм добралась до кошелька потребителя

 (21)
Ожесточенная борьба топливных фирм добралась до кошелька потребителя
Siim Lõvi

Ставший давно уже привычным день повышения цен на моторное топливо под давлением конкуренции передвинулся на конец недели, чем вызвал у участников рынка и потребителей некоторое замешательство.

Хотя цена нефти в конце прошлой недели на мировом рынке заметно снизилась, эстонские покупатели, наоборот, увидели на заправках более высокие ценники. Стоимость барреля сырой нефти в минувшую пятницу упала на 1,35-1,4 доллара, но бензин 95-й марки на эстонских бензоколонках подорожал на 5,4 сента.

По словам члена руководства Alexela Алана Вахта, эта ситуация объясняется жесткой конкуренцией и смещением традиционного дня повышения цен. "Длительное время мы видели, что цены поднимались по понедельникам, а по ходу недели снижались". Как пояснил Вахт, ставший привычным понедельничный рост цен в конце ноября переехал на другие дни. К примеру, в декабре он происходил во вторник и среду, а в январе — вообще в четверг и пятницу.

Читайте также:

"Тут нет жестких рамок. В комментариях всегда говорят, что в понедельник цены поднимаются. Вероятно, кто-то решил этот день изменить", — считает сотрудник Alexela.

По его словам, это может быть вызвано более жесткой конкуренцией. "В понедельник все ждут, кто первым поднимет цены, потому что они бывают сильно занижены. Идет игра на нервах: кто поднимет первый? Поскольку никто не хочет быть первым, то день повышения цен и перешел на конец недели".

"Когда кто-то наконец-то начнет и повысит цены, то и другие используют возможность поднять цены и заработать", — объяснил Вахт.

"Нынешнее положение таково, что цены на заправках упали больше, чем на мировом рынке", — сказал Вахт, опровергая утверждение, что цены на топливо в Эстонии и в мире двигаются в противоположных направлениях.

По словам продавца, из ценовой статистики явствует, что на мировом рынке со дня эстонского рекорда (7-го января литр дизельного топлива стоил на заправках 1,449 евро — ред.) цена снизилась в меньшей степени, чем на наших бензоколонках.

"После связанного с убийством иранского генерала роста пошло снижение цен, и на мировом рынке цена бензина упала на 4,97 цента, а дизельного топлива — на 7,7 цента. В то же время на наших заправках падение цен составило 11,3 и 9,3 цента соответственно", — отметил Вахт.

"К тому же с начала года надо брать в расчет и влияние цены на биотопливо, которое на 7 января еще не было существенным", — добавил он. По его оценке, влияние биотоплива в цене литра дизеля было раньше 2-2,5 цента, но теперь уже почти 6 центов. К цене литра бензина прибавляется также около 2,5 центов.

Потребление снижается

Как говорит Вахт, конкуренция на топливном рынке стала еще более напряженной, потому что в статистике продаж прошлого года можно заметить небольшой спад. "Если посмотреть последние данные, которые показывают результаты за ноябрь и октябрь, то в сравнении с 2018 годом рынок бензина упал на 8,8", — сказал он.

"По дизельному топливу в ноябре рынок упал на 9,6% и в октябре почти на 1%. Это означает, что задеты интересы всех сетей — потребление снизилось", — подчеркнул Вахт.

Маржа не изменилась

Член правления Alexela отметил, что колебание цен в течение недели не сильно влияет на среднюю маржу, получаемую топливными фирмами. "По состоянию на 9 января маржа как компонент цены топлива составляла 12 центов". Важно понимать, что с маржи топливные фирмы покрывают все свои собственные расходы, платят зарплаты работникам и делают инвестиции. "Это не та сумма, которую собственники получают в виде прибыли", — подчеркнул Вахт.

Увеличение маржи отрицают и представители компаний Circle K и Olerex. Директор розничной сети Circle K Раймо Вахтрик говорит, что в длительной перспективе зарабатываемая сетью прибыль не изменится. Член руководства Olerex Антти Моппель также утверждает, что заметного роста маржи не наблюдается.

Теоретически, по словам Моппеля, продолжающаяся неразбериха с составом моторного топлива позволяет, используя статистические уловки, продавать топливо, у которого нет дополнительных компонентов, произведенных из возобновляемых источников.

"Тем самым открывается возможность по-старому импортировать из различных источников моторное топливо без возобновляемого компонента и за этот счет достигать роста маржи", — заметил Моппель.