Ошибка СМИ вызвала панику по поводу девальвации кроны

 (17)

В среду некоторые средства массовой информации в Эстонии распространили сообщение о том, что условием перехода Словакии на евро якобы стало резкое понижение курса национальной валюты этой страны, что стало поводом для очередной валютной паники, пишет газета "Вести Дня".

Так, портал novosti.etv24.ee, а вслед за ним и некоторые другие интернет-порталы сообщили, что вместо 15 словацких крон за евро с 1 января придется давать целых 30.

На самом деле на переговорах с Европейским союзом Словакия добилась того, что стоимость кроны по отношению к евро повысится на 15 процентов — с 35,4424 до 30,126 кроны за евро.

На фоне неверно истолкованных событий в Словакии совершенно по особому зазвучали и комментарии эстонских официальных и не совсем официальных лиц, которые вроде бы не исключили возможность изменения курса кроны при переходе на евро.

Профессор экономики высшей школы Mainor Петр Верницкий считает, что не всегда адекватная реакция населения на новости финансовых рынков связана с отсутствием у правительства Эстонии реальной программы перехода на евро.

"Поскольку от властей не поступает внятных сигналов, а если они и поступают, то как правило неверные, народ все больше опасается за судьбу своих сбережений", — описал он ситуацию. При этом Верницкий считает, что среднему жителю нашей страны не пойдет на пользу ни ревальвация, ни девальвация национальной валюты.

По мнению профессора, лучшим вариантом было бы сохранение нынешнего курса. Однако при этом он напомнил, что еще в прошлом году еврокомиссар по финансам назвал в качестве реального курса кроны к евро 1:18, а не 1:15,6, как сейчас. При этом, чем быстрее растут в Эстонии цены, тем меньше становится реальная стоимость кроны.

Экономист Хейдо Витсур считает, что делать какие-либо прогнозы по поводу сроков и условий перехода на евро сегодня просто нельзя, поскольку экономическая ситуация в Эстонии меняется слишком быстро. В любом случае, напомнил Витсур, сроки и условия перехода на евро для Эстонии будут определяться не здесь, а в Брюсселе, где также отказываются говорить что-либо конкретное на эту тему.