Коронакризис сделал жителей Эстонии более консервативными: за год сумма на их счетах увеличилась на 11%

 (4)
Mihkel Nestor, SEB majandusanalüütik
Mihkel Nestor, SEB majandusanalüütikMadis Veltman

В отличие от 2008 года, нынешний экономический кризис не превратился в финансовый. Хотя сегодня эстонские заемщики по-прежнему проявляют осторожность, на этот раз банки не станут препятствием для выхода из экономического кризиса.

Коронакризис не превратился в финансовый кризис

Экономика зиждется на доверии, когда доверие исчезает, исчезает и экономический рост. Хотя этому трудно найти серьезные научные подтверждения, история показывает, что экономический спад оказывается особенно продолжительным и серьезным, когда подорвано доверие к банкам и финансовой системе. Недавний пример тому — финансовый кризис 2008 года. Хотя вследствие коронакризиса уже сегодня ВВП многих стран снизился больше, чем во время финансового кризиса, это не сопровождалось серьезной паникой среди банков и их клиентов. Доверие к финансовой системе сохраняется благодаря готовности центральных банков поддерживать коммерческие банки. Помимо прямого кредитования, были снижены буферные резервы капитала и упрощены различные учетные коэффициенты, которые банки обычно должны соблюдать для обеспечения ликвидности. Это, в свою очередь, позволило банкам проявить снисходительность к своим клиентам, предоставляя им платежный отпуск, чтобы они могли пережить худшие времена. Без этих шагов мы, вероятно, оказались бы сегодня в состоянии полного экономического хаоса.

Читайте также:

Сложнее обстоят дела с долгосрочными перспективами коммерческих банков. Сегодня процентные ставки упали до крайне низкого, иногда отрицательного уровня, на котором и будут оставаться на протяжении всего обозримого будущего. В то же время активными заемщиками и инвесторами стали и правительства, неизбежно создавая некоторый эффект замещения на рынке.

Финансовое поведение жителей Эстонии стало более консервативным

Капитализация эстонских банков очень высока по сравнению с остальной Европой и не вызывает особого беспокойства у местных органов финансового надзора. Однако коронакризис повлиял на поведение клиентов, сделав жителей Эстонии более консервативными в финансовых вопросах. Собранные Банком Эстонии данные по депозитам и кредитам физических лиц в коммерческих банках показывают резкое изменение в самом начале кризиса, в марте-апреле. Всего за два месяца сумма на счетах домохозяйств-резидентов увеличилась на 360 миллионов евро, или почти на 4,5%. И сегодня люди имеют на своих банковских счетах на 11% больше денег, чем год назад, что намного опережает рост доходов населения. Поэтому в нынешнем году ожидается еще более резкий рост и без того растущей год от года нормы сбережений. С другой стороны, конечно, ясно также, что не всем удалось сберегать больше во время кризиса; те, кто потерял работу, были вынуждены использовать свои предыдущие сбережения, чтобы справиться с трудностями. Последние месяцы как раз и показали, что рост депозитов значительно замедлился. В августе объем депозитов физических лиц в банках увеличился всего на 0,2%, что равнозначно годовому темпу роста всего в 2,4%. Помимо более высокой безработицы, для этого есть и другие причины. Во-первых, рост заработной платы во втором квартале замедлился до 1%. Во-вторых, восстанавливается уверенность потребителей, и домохозяйства тратят деньги более смело, чем весной. В-третьих, нельзя исключать, что состоятельные домохозяйства, имеющие солидные депозиты, преодолели страх перед падением фондовых рынков и теперь ищут способы приумножить свои деньги в условиях растущего рынка, а не сберегать их.

То, что опасения рассеялись, заметно и при взгляде на кредитный портфель частных лиц. Если в 2019 году выдача новых кредитов увеличилась в среднем на 7%, то в апреле-мае этого года ”новые продажи” кредитов снизились на целых 30%. Новых заявок на жилищные кредиты поступило вдвое меньше, чем обычно. Хотя ”нормальная” ситуация не восстановилась до сих пор, интерес к кредитованию по сравнению с весной все же увеличился. Объем новых кредитов частным лицам по сравнению с августом прошлого года оказался всего на 6% меньше, а количество заявок на жилищные кредиты также приближается к уровню прошлого года. Конечно, определяющее значение для будущего развития имеет ситуация на рынке труда. На сегодняшний день зарегистрированная безработица остается на уровне 7,6%, а это даже ниже, чем весной. Однако, если осенью число сокращенных все же вырастет, многие из тех, кого сокращения не затронут напрямую, станут относиться к кредитованию с пессимизмом.

Побудит ли ожидаемый рост экономики предприятия инвестировать?

Готовность бизнеса брать кредиты определяется желанием инвестировать, которое, в свою очередь, зависит от коммерческих возможностей, которые наблюдаются в экономике. Поскольку в последние годы рост корпоративных инвестиций в Эстонии явно замедлился, даже до прихода весны речи о чрезмерной кредитной активности идти не могло. Коронакризис попросту стал еще одним ударом. По сравнению с частными лицами, поведение бизнеса в отношении кредитования было еще более нестабильным, по крайней мере, в Эстонии. На картину влияют крупные сделки, редкое среди частных лиц рефинансирование кредитов, кредиты с графиком ”буллет” и многое другое. Тем не менее за прошлый год корпоративное кредитование выросло в среднем на 5%. С апреля в данной сфере начался резкий спад, и даже по состоянию на август новых корпоративных кредитов было выдано на 33% меньше, чем за аналогичный период 2019 года.

Однако в долгосрочной перспективе будущее рынка корпоративных кредитов все же может быть несколько более позитивным. До сих пор кризис затронул компании, связанные с международным туризмом, и оказал довольно незначительное влияние на другие отрасли. В связи с экспансионистской фискальной политикой стран в следующем году прогнозируется мощный экономический рост, который создаст новые возможности для бизнеса. И поскольку Европейский центральный банк продолжает оказывать поддержку банковскому сектору, коммерческие банки также склонны поддерживать бизнес путем предоставления новых кредитов.