Глава Eesti Raudtee Ахти Асманн хочет уйти в отставку

 (27)
интервью
Глава Eesti Raudtee Ахти Асманн хочет уйти в отставку
Ahti Asmann

Председатель правления AS Eesti Raudtee Ахти Асманн подал сегодня, 27 марта, совету предприятия заявление об отставке.

"В связи с вызвавшим у общественности вопросы использованием топливной карты я предложил совету освободить меня от должности. Для меня важно, чтобы инициированные на железной дороге изменения могли быть успешно доведены до конца, и я не желаю, чтобы медийный шум, поднятый вокруг моей персоны, препятствовал этому", — пояснил Асманн.

"В случае, если совет удовлетворит мое ходатайство, я готов при неoбходимости руководить предприятием до того, как найдут нового руководителя", — добавил он.Сегодня в газете Eesti Päevaleht появилось большое интервью Асманна. Тогда о его решении подать в отставку еще не было известно. 

На главу госфирмы Ахти Асманна показывают пальцем, будто это он позволял красть с железной дороги металлолом на миллионы евро и заправлять на деньги фирмы чужие автомобили. Асманн говорит, что вместо псевдопроблем надо заниматься серьезными вопросами.

Каким-то образом можно доказать, пропало ли у Eesti Raudtee что-то из использованных материалов, то есть металлолома? Расследование в фирме ведь все еще ведется. 

Совет просмотрел данные, которые составили специалисты внутреннего аудита. Прежде всего смотрели период с конца 2012 года до 2014-го. Позиция правления здесь очевидна. Единственный ущерб, который понесло предприятие, это случай кражи металлолома на сумму 34 000 евро, по которому возбуждено уголовное дело. Можно ли было продать материалы, ушедшие в металлолом, в качестве еще использующихся? Это невозможно точно проверить, но сравнительный анализ провести можно.

Сейчас в фирме не взвешивают металлолом до его продажи скупщику?

У железной дороги — одни весы для взвешивания металла, здесь, в Таллинне, на улице Бетоони. Если у нас есть металл, например, в Нарве, то мы оцениваем количество и просим у скупщиков ценовые предложения. Взвешивание происходит у скупщика. Нам нет смысла транспортировать для этого металлолом в Таллинн.

Каковы ваши отношения с директором по инфраструктуре Парбо Юхневичем теперь, когда он заявил, что в нанесении ущерба, достигающего 10 млн евро, виноват именно Ахти Асманн?

Мы завтра встретимся и наметим дальнейшие планы. По поводу сказанного Парбо совет высказался: вынесение из дома неточных и необоснованных оценок не акцептуется.

Совет предприятия приказал вам заплатить 5000 евро за топливо, которым вы заправляли автомобиль по карточке фирмы. Неужели действительно исходите из принципа "что не запрещено, то разрешено"? Из того, что "для личного пользования" означает, что карточку можно давать и третьим лицам?

Были устные договоренности, что в разумных пределах можно пользоваться топливной картой для личных нужд. Урмас Сыырумаа как многолетний член совета может это подтвердить. К сожалению, эту договоренность письменно не зафиксировали. Теперь решили, что упростим все. Я проинформировал совет,  и его председатель отдал распоряжение расходы компенсировать. 

Расходы рассчитал наш финансовый отдел и с приличным запасом. Сумму, которую предъявили мне, я акцептовал. Предприятие урона не понесло, за топливо, которое использовал в личных целях, заплачено. Кроме того, уточню, что "третье лицо" — это моя супруга, а "чужой автомобиль" — моя личная машина. (В распоряжении Асманна имеется и служебный автомобиль, взятый в лизинг. — Ред.).

Как вы теперь используете топливную карту? 

Договорились, что для личных нужд и для личного автомобиля я ее использовать не буду. Могу заправлять с ее помощью машину, предоставленную мне фирмой.

Если вокруг вашего места идет борьба за власть, то вы ведь очень упрощаете ее для тех, кто заинтересован в атаках на вас. 

Мне на самом деле жаль, что дал возможность атаковать себя.

Председатель совета Райво Варе намекнул с хитрой усмешкой, что из-под этих скандальчиков "торчит" необходимость перемен на железнодорожном рынке. Какие перемены нужны и что, ваше видение не совпадает с видением действующих на железной дороге бизнесменов?

Здесь в широком смысле — две крайности, у которых наверняка имеются какие-то варианты одновременной работы. Либо инфраструктурное подразделение Eesti Raudtee будет совершенно не зависеть от рынка, либо структурирует себя в более понятного и сильного партнера для компании "Российские железные дороги", что помогло бы, вероятно, больше зарабатывать на грузоперевозках и не обременять государство. 

Это политическое решение, и, конечно, дополнительные ответы на вопрос о том, куда пойдет  железнодорожный рынок Эстонии, можно будет дать тогда, когда подпишут коалиционный договор. Я не знаю, какая у кого мотивация. Но при ведении бизнеса с РЖД обязательно должен быть какой-то государственный backup, так как, в их понимании, инфраструктура и локомотив — это одна и та же фирма.

Ваш трудовой договор заканчивается в сентябре. Выдвинете свою кандидатуру вновь? 

Мы разработали свой бизнес-план. Посмотрим, как железнодорожные темы отражены в новом коалиционном договоре, тогда можно будет принять и решения. Мне нравится принцип, что все решения должны быть приняты с тем расчетом, что буду работать здесь вечно. Каждое решение должно быть долгосрочно правильным.