Экс-руководитель Финансовой инспекции пытался посредничать в продаже Кредитного банка загадочным инвесторам

 (12)
FINANTSINPEKTSIOON
FINANTSINPEKTSIOONFoto: TERJE LEPP

Бывший руководитель Финансовой инспекции Рауль Мальмстейн пытался быть посредником в продаже Кредитного банка Bigbank, а затем — загадочным инвесторам.

Некоторые люди боятся, если им перебежит дорогу черная кошка, другие боятся цифры 13. В эстонских банковских кругах плохой приметой является Кредитный банк. Его акционеры ссорятся, и никто не понимает, почему в прошлом году банк заработал всего 446 000 евро прибыли. В этом году она может быть еще меньше.

Возможно, Кредитный банк что-то скрывает. Например, следы того, что Андрей Бородин якобы вывел из России 10 млрд долларов. Раньше Бородин руководил Банком Москвы, то есть крупнейшим акционером Кредитного банка. Когда в Москве у руля оказались новые деятели, они сразу захотели узнать о том, что творится в Эстонии, кто двигал отсюда деньги. Но председатель совета Кредитного банка, мелкий акционер Андрус Клуге не подпустил русских к сенситивной информации.

Будучи в отчаянии, Банк Москвы искал помощи. Нанял адвокатское бюро Леона Гликмана, которое входит в число юридических тяжеловесов Эстонии. Финансовая инспекция посоветовала Клуге тихонько отступить. Клуге отказался. После чего Финансовая инспекция пришла к мнению, что на роль руководителя банка Клуге не годится.

Русским предложил помощь легендарный Индрек Пыдер — комиссар полиции безопасности, который перешел на сторону преступников и сел в тюрьму за коррупцию. Он слетал в Париж и Лондон, где встретился с главным юристом Банка Москвы Татьяной Удальцовой. От русских Пыдер получил более 100 000 евро. Но и он не смог им помочь.

На мгновение показалось, что может случиться чудо. Швейцарский бизнесмен Риккардо Таттони пообещал купить принадлежащий москвичам пакет акций. Но Финансовая инспекция не дала ему разрешения — полученное из Швейцарии деликатное сообщение гласило, что фирма Таттони не подходит на роль крупного акционера (”не до конца отслеживается происхождение денежных и неденежных средств”). После этого RLS Finance стал мелким акционером Кредитного банка.

Bigbank не поддается

Никто не знает, как прекратить конфликт владельцев. Один вариант весной предложил Рауль Мальмстейн. Его появление ”на арене” вызвало эффект разорвавшейся бомбы, ведь до января он являлся руководителем Финансовой инспекции, то есть учреждения, которое ”проделало дыры” в Клуге и Таттони. Теперь тот же человек пытался сгладить конфликт.

Мальмстейн искал работу. Он увидел возможность стать консультантом в деле продажи Кредитного банка. Нашел потенциального покупателя — Bigbank. Но председатель правления Bigbank Кайдо Саар только что уехал в отпуск. Затем отдыхал крупный владелец банка Парвел Пруунсильд. Но даже вернувшись в Эстонию, они не клюнули. А через два месяца Bigbank от сделки отказался.

Мальмстейн пытался связаться с Татьяной Удальцовой, на беседу с которой ездил и Индрек Пыдер. В конце июня Мальмстейн позвонил в Банк Москвы, но с женщиной его не соединили.

Алло, Москва, у нас предложение!

В тот же день Мальмстейн отправил Удальцовой электронное письмо, в котором представил себя в качестве человека, в течение восьми лет руководившего Финансовой инспекцией Эстонии и ”прекрасно знающего ситуацию вокруг Кредитного банка и людей, которые прямо или косвенно с этим связаны”.

Он отметил, что теперь работает консультантом вместе с инвестиционным бутиком Cresco и они хотели бы вместе сделать деловое предложение, которое позволило бы Банку Москвы ”чисто и плавно” выйти из ссоры с Кредитным банком.

Мальмстейн и руководитель Cresco Олев Шульц объяснили, что москвичи могли бы продать свой пакет акций Cresco или Cresco продал бы его кому-то третьему, кто ”без промедления” получил бы разрешение на приобретение у Финансовой инспекции. Вдобавок они намекнули на намерение сделать аналогичное предложение в плане акций, которые косвенно контролирует Бородин. Мальмстейн отметил, что формально Бородин не является акционером, но дал понять, что с ним могут быть связаны доли, находящиеся под контролем Клуге и Таттони.

Использовал ли Мальмстейн инсайдерскую информацию?

Деловое предложение было весьма заманчивым. Мальмстейн сообщил, что работал руководителем Финансовой инспекции, имеет подробные знания о финансовом надзоре Эстонии и упомянул о ”незамедлительном” получении разрешения.

Собирался ли он воспользоваться своим влиянием или дать русским понять, что до сих пор является влиятельным? Закон о Финансовой инспекции гласит, что полученную при исполнении служебных обязанностей информацию (то есть, инсайдерскую информацию) нельзя использовать в частных целях. Возможно, другие люди не поступили бы так, как Мальмстейн. Повременили бы со своим деловым предложением или вообще не стали бы заниматься подобными делами, потому что, если бы возникла крупная проблема, под удар попал бы не только Мальмстейн, но и сама Финансовая инспекция.

Отвечая на вопрос, не видит ли он проблемы в том, что бывший руководитель Финансовой инспекции пытается устроить продажу акций отдельно взятого банка, председатель совета Финансовой инспекции Юрген Лиги сказал: ”Да, вижу, но у меня недостаточно информации о конкретном деле”. Мальмстейн оправдывал свое поведение тем, что не нарушил ни одного закона и действовал этично. Его влияние закончилось с момента окончания работы в Финансовой инспекции. Хоть для него и действовал четырехмесячный запрет на работу в финансовом секторе, тем не менее, он мог действовать в качестве консультанта. О своей деятельности, связанной с Кредитным банком, он уведомил нынешнего председателя правления Финансовой инспекции Кильвара Кесслера (Кесслер подтверждает, что это действительно было так). В инспекции Кредитным банком занимался член правления Андрес Кургпылд, а не председатель Мальмстейн. ”Делая предложение, я руководствовался только имеющимися в свободном доступе данными, которые можно прочитать в прессе и годовых отчетах банков”, — отметил Мальмстейн. Юридически все в порядке.

Открытый документ

Мальмстейн надеялся, что получит акции Кредитного банка по цене, которая будет ниже их бухгалтерской стоимости. И что с этим будет связано соглашение о прекращении всех ссор. ”Никто не станет покупать финансовые, а в особенности — банковские скандалы”, — объяснил Шульц.

Но Удальцова ответила Мальмстейну, что больше не занимается эстонскими делами. Мальмстейн встретился с представляющим русских адвокатом Паулем Кересом в бюро Гликмана. Керес сказал, что Банк Москвы сейчас не собирается продавать акции. С Бородиным Мальмстейну связаться не удалось.

На этом дело могло и закончиться, но недавно предложение Мальмстейна стало достоянием общественности, так как Банк Москвы представил его Харьюскому уездному суду, откуда оно попало к Eesti Ekspress. Cresco не имеет достаточно средств, чтобы в одиночку приобрести Кредитный банк. По словам Мальмстейна, Cresco должен был найти подходящих инвесторов. Кто они, он не знает. Возможно, список покупателей Кредитного банка помогла бы составить входящая в высший эшелон богачей Великобритании семья Роуландов. Эстонская общественность не обратила внимания на тот факт, что председателем совета ценных бумаг Cresco является не кто иной, как Эдмунд Ллойд Роуланд. Он руководит управляющей фирмой Blackfish Capital Management и филиалом Banque Havilland в Соединенном Королевстве. Роуланды привыкли справляться с чрезвычайными ситуациями — базирующийся в Люксембурге Havilland построен на остатках исландского банка Kaupthing. Три года назад Havilland приобрел у Dexia (еще один столкнувшийся с трудностями банк) его отделение приватного банкинга в Монако. Возможно, британцы справились бы и с Кредитным банком, если бы нынешние хозяева были согласны.