Десятки тысяч человек в условиях дефицита рабочей силы не могут найти работу. Почему?

 (135)
Десятки тысяч человек в условиях дефицита рабочей силы не могут найти работу. Почему?
Reelika Leetmaa sõnul ei vasta töötuna arvel olevate klientide oskused tihti tööandjate soovidele.Foto: Tiit Blaat

По состоянию на конец прошлого года в Кассе по безработице на учете стояло около 31 000 человек. Из них шесть значатся в списках уже более десяти лет, пишет Ärileht.

На настоящий момент в Эстонии насчитывается около 11 000 свободных вакансий и более 30 000 безработных. На вопрос о том, почему безработные не могут заполнить этот пробел, член правления кассы Реэлика Леэтмаа отвечает, что одну конкретную причину привести невозможно.

Graafika: Kairit Edovald


”Безусловно, отчасти проблема заключается в том, что умения наших клиентов, стоящих на учете в качестве безработных, не соответствуют желаниям работодателей: почти у 40% зарегистрированных безработных отсутствует специальное или профессиональное образование”, — отмечает она.

”С другой стороны у нас много сфер, где нехватка рабочей силы связана с низкими зарплатами и специфическими условиями труда, например, посменной или ночной работой”.

По словам специалиста, нехватка рабочих рук наблюдается в сфере инфотехнологий, деревообрабатывающей промышленности, здравоохранения и социальной защиты. Переизбыток работников — в бухгалтерском деле, администрировании информации и документации и сфере офисной работы в целом. Также наблюдается нехватка администраторов отелей, кассиров, билетеров, швей, поваров, официантов.

Что касается молодежи, то зачастую ей трудно найти работу из-за отсутствия опыта. Также некоторые бросают учебу и остаются не только без опыта, но и без образования. При этом работу молодежь выбирает по собственным критериям. ”Им должно быть интересно. Постоянно должно что-то происходит. Они выбирают не по зарплате, а по рабочей среде в общем”, — говорит Леэтмаа.

Рассуждая о тех, кто отказался от поисков работы, она отмечает, что таких людей относят не к категории безработных, а к категории неактивных, то есть тех, кто потерял надежду найти работу. ”У нас нет статистики относительно того, сколько таких людей в Эстонии. Но в каждой стране есть какая-то часть безработных, которая не хочет идти на работу или не в состоянии сделать это. Несомненно, к этой группе относятся люди с проблемами зависимости. К сожалению, в своей работе мы довольно часто с этим сталкиваемся. В том числе, это клиенты с алкогольной и наркотической зависимостью”.

Леэтмаа отмечает, что годами стоящие на бирже люди пособий уже не получают. ”Для того, чтобы получать пособие по безработице или страховую компенсацию ты должен до этого работать. Получать их можно ограниченное время”. Тем не менее, такие люди получают медицинскую страховку, что, видимо, и мотивирует их продолжать ”отмечаться” в качестве безработного. Также многие самоуправления устанавливают в качестве требования по получению прожиточного пособия регистрацию в Кассе по безработице и активный поиск работы.

Graafika: Kairit Edovald


Что касса предпринимает в отношении человека, который десять лет не работает и очевидно активных поисков не ведет? ”Пытаемся мотивировать, беседуем и делаем все, что в наших силах. Но мы, в конце концов, не карательное учреждение и не можем заставить человека выйти на работу”, — подчеркивает Леэтмаа.

Что касается языковой проблемы, то острее всего она стоит в Таллинне, Харьюмаа и Ида-Вирумаа. ”Недостаточное владение эстонским языком мешает примерно четверти наших клиентов в поисках”, — говорит она и добавляет, что в прошлом году при поддержке кассы курсы эстонского языка прошло более 3000 зарегистрированных безработных и более 2000 работающих человек. Около половины учащихся было из Ида-Вирумаа, 40% — из Таллинна и Харьюмаа.