Банкир — об Эстонии: мы такая успешная окраина, где не происходит ничего значительного, но и нет ничего в корне неправильного

 (45)
Andres Viisemann
Andres ViisemannFoto: Ilmar Saabas

Банк LHV, хотя и не занимает значительной доли рынка, стал самым успешным держателем пенсионных фондов Эстонии. Его руководитель Андрес Вийземанн прокомментировал последние новости эстонской экономики и порассуждал, справедливо ли помогать бедным за счет богатых.

Объем пенсионных фондов в Эстонии составляет 1,7 миллиардов евро, к примеру, в Финляндии этот показатель в сто раз больше. При этом банк LHV, оперирующий 330 миллионами евро накоплений, стал самым успешным оператором пенсионных фондов в Эстонии. На данный момент финансовое учреждение занимает лишь 20% рынка и является третьим игроком в стране. Вийземанн признал, что объемы Swedbank и SEB действительно выше, но и затраты на администрирование несравнимо большие, чем у компактного LHV.

Руководитель финансового учреждения прокомментировал для Delfi последние тенденции и новости эстонской экономики.

Недавно строительный концерн Skanska объявил о своем решении оставить эстонский рынок. Должны ли мы переживать по поводу ухода крупных зарубежных предприятий из Эстонии?

”Мне кажется, что не должны. Мировая экономика и поведение иностранных инвесторов цикличны. В какой-то момент что-то покупается, а что-то продается. И здесь есть существенная разница между местным и иностранным капиталами. Местный капитал никуда от нас не денется, а зарубежные инвесторы — вполне. Мы не должны радоваться каждой зарубежной инвестиции, от портфельных инвестиций мало пользы. Мы должны приветствовать тех инвесторов, которые создают новые рабочие места и создают свои конторы в нашей стране”, — ответил руководитель LHV.

Он добавил, что Эстония по сравнению с другими рынками может и прибыльна, но слишком мала, поэтому крупные предприниматели и уходят. Так стоит ли вовсе инвестировать в столь небольшой рынок?

”Я верю, что на данный момент во всей этой глобальной мешанине, Эстония — относительно безопасное место. Мы не занимаем деньги за рубежом для закупки иностранных товаров, как это было до финансового кризиса. К счастью, частный сектор смог уменьшить свою кредитную нагрузку, теперь мы на лучших позициях, чем пять лет назад. Мы такая успешная окраина, где не происходит ничего значительного, но и нет ничего в корне неправильного. Поскольку рост нашей экономики был относительно мал, то, скорей всего, следующий кризис не ударит по нам так больно, как прежний”.

Бывший министр финансов и политик Тынис Пальтс считает, что рост эстонской экономики возможен только благодаря предпринимателям. По этой причине он придерживается либеральных взглядов и считает, что облагать нужно потребление, а не производство, то есть предпринимателей. Что думает руководитель LHV?

"В налоговой системе я ценю простоту и ясность. Скорее, я предпочитаю налогообложение потребления, а не работы, накопления капитала и инвестиций. Под простотой я имею в виду минимальное количество налоговых льгот и послаблений, так что предприятия смогли бы справляться и без налоговых консультантов. Этот же принцип касается ступенчатого подоходного налога… Он у нас уже существует в виде необлагаемого налогами минимума. Готово ли общество помогать слабым и тем, которые по какой-либо причине нуждаются в помощи за счет тех, кто справляется лучше — вопрос выбора", — считает Вийземанн.

После долгого молчания руководитель банка ответил на вопрос, готов ли он лично платить больше налогов, чтобы помочь тем, кто не вполне справляется.

”Большую роль в том, что моя жизнь устроилась хорошо, сыграла удача. Я думаю, что это не несправедливо, если я буду платить больше чем те, кто был трудолюбивым и способным, но не стал столь успешным в финансовом плане. На самом деле государство должно системно следить за механизмами налогообложения и реформировать их, так, чтобы картинка была перед глазами. Не имеет никакого смысла метаться из стороны в сторону и принимать однократные действия”, — ответил он.

В 2007 году премьер-министр Андрус Ансип пообещал, что за 15 лет Эстония попадет в пятерку лучших стран Европы. Что было сделано не так?

”Еще в 2007 году это обещание не было реалистичным, а подчеркнуто оптимистичным. Возможно, что позднее оно помешало увидеть некоторые недостатки и признать ошибки”, — заключил Вийзитамм.