4. Заводы в пределах досягаемости артиллерии

Reuters / Scanpix

Если посмотреть на карту, понимаешь, что самопровозглашенные республики — очень нежизнеспособные образования в условиях войны, и украинская армия действовала в 2014 году довольно зряче. Например, за украинцами остался крупнейший газовый узел, распределяющий российский газ. Артиллерия ВСУ стоит на окраинах крупнейших промышленных центров — Донецка, Луганска, Горловки, Докучаевска. Практически окружает крупнейшие узловые станции — Ясиноватую и Дебальцево — и может одним нажимом рассечь ЛНР и ДНР на Светлодарской дуге или отрезать Горловку от Донецка под Ясиноватой. Под огневым контролем ВСУ находится крупнейшая автомобильная Ясиноватская развилка, что резко усложнило снабжения гарнизона Горловки и связность Донецка с Енакиево и Луганском. Ну а о запуске взрывоопасного крупнейшего химического концерна "Стирол" в Горловке не стоит даже говорить — украинские военные стоят в считанных километрах — в Зайцево, в поселке до войны входившем в подчинение Горловского городского совета.

В свою очередь, части двух армейских корпусов ЛНР и ДНР находятся в опасной близости от трех важнейших украинских ТЭС — в Курахово, Углегорске и Счастье. При желании ТЭС доступны не только для 122 мм гаубиц, но местами и для 120 мм минометов.

Сейчас ситуация взрывоопасная. Украина твердо требует придерживаться карты разграничения, принятой в Минске 19 сентября 2014 года. А на этой карте "украинскими" числятся взятые позднее зимой 2015-го "под ДНР" Дебальцево, Докучаевск и десяток сел под Мариуполем. Военные действия на этих направлениях ВСУ не считают нарушением Минских соглашений и последнее обострение вокруг Авдеевки вышло отсюда.

Но, с этими городами или без них, в ЛНР и ДНР практически нет базы для налогообложения. При крупной промышленности, полностью работающей на Украину (в открытых источниках есть цифры о том, что промышленные предприятия ДНР дают 52% налогов украинской Донецкой области, а ЛНР — 86% таможенных поступлений Луганской).

Поэтому долю российских субвенций в местные гражданские бюджеты эксперты оценивали в 82%. При этом надо понимать, что в последнее время россияне уменьшили финансирование на 30%, потребовав искать деньги на местах. Цифры местных бюджетов — самая тщательно охраняемая военная тайна наряду с цифрами потерь на фронте. А для их наполнения принимаются экстраординарные меры.