"Дальше - война". Мертвые города и жизнь у линии фронта в зоне карабахского конфликта

 (13)
Результаты обстрела в Тертерском районе неподалеку от Нагорного Карабаха
Результаты обстрела в Тертерском районе неподалеку от Нагорного КарабахаФото: Tofik Babayev/XinHua

С полудня субботы в Нагорном Карабахе объявили перемирие. Соглашение об этом было достигнуто на переговорах министров иностранных дел Азербайджана, Армении и России, которые продолжались в Москве до глубокой ночи.

Буквально за час до начала перемирия Армения сообщила об обстреле окрестностей города Капан, а сразу после его начала - о новых атаках на армянские позиции на южном фронте в районе города Гадрут.

Министерство обороны Азербайджана отвергло эти сообщения, назвав их провокацией, в ответ обвинив армянскую сторону в нарушении режима прекращения огня в направлении Физули и Джебраила.

Южный участок фронта по линии Джебраил-Гадрут оказался одним из самых горячих во время нынешней войны в Нагорном Карабахе. Азербайджан несколько раз заявлял о том, что его войска заняли эти населенные пункты, что вскоре публично отрицали армянские военные.

Читайте также:

9 октября президент Азербайджана Ильхам Алиев заявил, что войска взяли Гадрут. Военные Нагорного Карабаха и Армении через час заявили, что эта информация не соответствует действительности. Несколько раз азербайджанская сторона заявляла о взятии Джебраила, но и этот город через несколько часов вернулся под контроль армянских военных.

Штурмовать позиции армянских военных в горах, которые служат природным фортификационным сооружением, очень сложно, так что азербайджанская армия попыталась развить наступление по равнинной местности.

Долина реки Аракс, которая служит и природной границей с Ираном, стала одной из главных целей азербайджанской армии. Обе стороны заявляют, что именно на линии Гадрут-Джебраил идут наиболее ожесточенные бои. Несколько раз снаряды падали на иранской территории, в результате чего власти Тегерана начали стягивать к границе свои войска.

Главный секретарь

Столица Сюникской области Армении - город Капан. Многие местные собеседники Би-би-си, рассуждая о ситуации на фронте, высказывали опасения, что если Азербайджану при поддержке Турции удастся вернуть контроль над Нагорным Карабахом, то следующей целью станет именно Сюникская область, которая отделяет основную территорию Азербайджана от Нахичевани, имеющей общую границу с Турцией.

До начала полномасштабной войны в начале 1990-х Капан стал одним из первых мест столкновений между армянами и азербайджанцами. С тех пор азербайджанские жители покинули город.

Гражданские чиновники в приграничных регионах во время войны подпадают под правила военной цензуры, решает сейчас все в этих местах армия, так что заместитель губернатора Сюникской области Эдгар Мартиросян отказывается давать интервью "на камеру".

Он вспоминает, что Капан был единственным городом на территории Армении, который бомбила авиация во время первой войны, закончившейся четверть века назад. "Мне было шесть или семь лет, но я очень хорошо это помню, - говорит он. - У нас нет проблем с турками или азербайджанцами. Мы все родились равными. Но есть проблемы с руководителями этих стран".

Официально его должность называется "главный секретарь", и он застенчиво просит прощения за то, что это звучит "немного по-советски". Областные власти принимают беженцев, устраивают детей в школы, занимаются обустройством бомбоубежищ и всем, что - в отрыве от военных - называется "гражданской обороной".

Он открывает Google Maps и показывает, каким стратегически важным регионом является для Армении Сюникская область. Потеряв ее, Армения может потерять и связь с внешним миром: именно отсюда через Иран проходит главная транспортная артерия Армении.

"Взрывы мы слышим каждый день"


В результате войны, которая кончилась в 1994 году, Азербайджан потерял контроль не только над Нагорным Карабахом, но и над семью районами, которые его окружали.

Судьба этих мест - один из поводов для дипломатического диалога, который ведется в рамках Минской группы ОБСЕ уже больше 25 лет. Из Капана через село Сюник мы по грунтовой дороге, которой пользуются только местные жители, движемся к границе с Ираном. Когда-то тут жили азербайджанцы, но в результате войны они были вынуждены покинуть свои дома.

Слева и справа от дороги стоят разбитые дома, в которых уже очень давно никто не живет. В селе Керен мы видим новую крышу, навстречу выбегают несколько щенков. "Взрывы за горами мы слышим каждый день, сбивают беспилотники", - говорит хозяйка дома Джульетта и зовет нас на чай.

Во всей деревне осталось десять домов, в которых живут 27 человек. Когда началась нынешняя война, 14 из них (мужчины) уехали на фронт. В селе остался один старик и женщины.

Соседка Джульетты Роза - учительница математики в школе, в которой теперь расположен местный штаб. В нем заседают только женщины - собираются по утрам и обсуждают новости. Ее единственный сын на фронте и как раз в районе Гадрута.

Четвертый день с ним нет никакой связи и когда Роза говорит об этом, то начинает плакать, Джульетта обнимает ее и пытается успокоить. У нас в ногах резвятся щенки, они, кажется, единственные в этой местности, кто не реагирует на слово "дроны".

Мертвый город


Еще сорок минут по разбитой дороге - и мы приезжаем в Зангелан. Разбитые дома по обе стороны дороги не видели своих владельцев уже четверть века. В конце 1980-х в этом городе жило почти 8 тысяч человек, после войны осталось около 300, сейчас город почти полностью вымер.

Нас останавливает блокпост из полицейских и военных, два или три часа они пытаются связаться со штабом, чтобы выяснить: настоящие ли наши аккредитации.

Сразу за Зангеланом начинается долина реки Аракс, вдоль дороги растут гранаты и груши.

"Тут прямо за деревьями начинается старое азербайджанское кладбище, - говорит один из военных, пока мы ждем пропуска. - Ни одна могила не тронута. Мы все сохраняем, а в Шуши ударили по храму".

- А дальше есть блокпосты?

- Дальше? Уже нет. Дальше война.