Знак неравенства. Как секс-меньшинства в Прибалтике борются за признание однополых браков

 (18)
Знак неравенства. Как секс-меньшинства в Прибалтике борются за признание однополых браков
Lenta.ru

В конце августа Министерство финансов Латвии подготовило поправки в законодательство, согласно которым чиновники должны указывать в налоговых декларациях не только своих супругов, но и сожителей.

Республики Прибалтики стараются максимально слиться с ”цивилизованной Европой”, а один из главных приоритетов сегодняшнего ЕС — обеспечение прав всяческих меньшинств, в том числе сексуальных. ”Лента.ру” разбиралась, как в Литве, Латвии и Эстонии воплощают в жизнь модный лозунг ”права человека — это права геев”.

Каминг-аут как средство самоутверждения

Читайте также:

Инициатива латвийского Минфина направлена на минимизацию возможностей легализации госслужащими незаконно нажитых средств. Однако чиновников, представляющих ЛГБТ-сообщество, это не коснется. Дело в том, что, если сожительство мужчины и женщины фактически приравнивается к браку, то сожительство пары одного пола — нет. И местные геи, уже много лет добивающееся того, чтобы государство признало за ними право на официальные браки, этим весьма огорчены.

Тем не менее именно Латвия одной из первых в ЕС обзавелась официально признанным министром-геем. Глава МИД Эдгар Ринкевич известен театральными жестами с запретами на въезд артистам, заподозренным в ”поддержке российского империализма”. В частности, в октябре 2014-го Ивану Охлобыстину, собиравшемуся посетить Ригу с ”Духовными беседами”, вменили в вину то, что он разжигает ненависть к геям. Спустя две недели после этого Ринкевич опубликовал твит: ”В нашей стране необходимо создать правовую основу для всех типов партнерств, мы будем бороться за это. Я знаю, что сейчас начнется мегаистерия, но я горд быть геем”.

Резонанс был нешуточный. Несмотря на новые гендерные стандарты, усиленно внедряемые в сознание, каминг-ауты политиков столь высокого ранга в ЕС до сих пор относительно редки. Даже заокеанская газета Washington Post отметила, что поступок Ринкевича ”придал заметную силу голосам защитников прав геев в постсоветской Восточной Европе”. В самой же Латвии большинство политиков рассыпались в комплиментах Ринкевичу — его наперебой хвалили за смелость и желали счастья в личной жизни. Положение министра на своем посту стало почти незыблемым: попробуйте-ка теперь уволить его, не прослыв нетолерантным гомофобом.

И все же латвийские приверженцы нетрадиционной любви жалуются, что в народе до сих пор сильны ”шовинистические настроения”. Бытует мнение, что большая часть местных геев скрывает свою истинную ориентацию даже в тесном кругу. Ведь латыши всегда считались народом консервативным, приверженным традиционным ценностям, к тому же у них немалым авторитетом продолжает пользоваться церковь. Журналист Виктор Мараховский вспоминает, как двенадцать лет назад гей-актив Скандинавии, ”курирующий” Латвию, решил устроить гей-богослужение в старинной англиканской церкви в Риге.

”Узнав о запланированной "службе", в Риге взбеленились все. Католики, православные, баптистские "алилуйя-помолимся-пожертвования" сектанты, скины и тому подобное. Полиция поступила хитро: оцепила англиканскую церковь тройной цепью и заборами, а потом быстренько подвезла гей-парад на двух автобусах. Гей-парада было человек сто, из них практически все завозные скандинавские любители острых выездных ощущений в нарядных костюмах. Под крики оскорбленных туземцев они прошествовали к местной церкви, взошли на ступени, показали туземцам торжествующий фак влево и вправо, и вошли внутрь. Престол был накрыт ЛГБТ-стягом, и пастор прочел молитву от имени всех туземцев с просьбой "простить нам грех гомофобии и все прегрешения наши перед нашими братьями-геями и сестрами-лесбиянками"”, — рассказывает Мараховский.

От местечкового гей-парада к ”Европрайду”

Первый же настоящий гей-парад в Риге прошел под усиленной охраной в июле 2005 года, собрав несколько десятков человек. Охрана была к месту: шествие геев и лесбиянок сопровождалось отборными ругательствами, возникли потасовки. Полиция задержала нескольких особо рьяных противников однополой любви.

Последующие гей-парады были уже более многолюдными — на них массово завозили представителей секс-меньшинств из других стран. А 20 июня 2015 года по Риге промаршировали свыше пяти тысяч участников ”Европрайда” и провели шумное собрание в центральном Верманском парке. Столица Латвии тогда получила право на ”Европрайд” в конкуренции с такими городами, как Барселона, Милан и Манчестер.

В первых рядах ЛГБТ-колонны, наглухо закрытой полицейскими кордонами, шли сотрудники посольства США, некоторые депутаты Сейма. Над головами реяли латвийские, российские, украинские, литовские и эстонские стяги. Полотнище самого большого, многометрового знамени радужной окраски растянули на руках. Участники гей-парада от России и Украины шагали бок о бок и демонстративно целовались. Впрочем, большинство латвийских политиков ”Европрайд” проигнорировали. Организация Amnesty International даже раскритиковала местных ”лидеров мнений” за отказ поддержать геев. В частности, там посетовали на высказывания бывшего президента Латвии Андриса Берзиньша, который неоднократно давал понять, что государство не собирается легитимизировать однополые браки и вообще — ”гомосексуальность не нужно рекламировать”.

Сотрудница русского культурного общества из Даугавпилса Ирина Большакова в беседе с ”Лентой.ру” рассказала, как несколько лет назад в Латвии пытались распространять книги ”День, когда Карлис был Карлиной” и ”День, когда Рута была Рихардом”, предназначенные для детсадов. Эти издания, по замыслу их авторов, должны были заставить детей задуматься о следующем: ”Приемлемо ли для девочек играть в футбол и должны ли стыдиться мальчики, которым хочется играть в куклы, а также всем ли девочкам нравится розовая одежда, а мальчикам — темная?” Выпустили также методический материал для педагогов ”Садики, где есть место Пеппи-Принцам и Пират-Принцессам”, чтобы, как пояснили в министерстве благосостояния Латвии, помочь ”учителям отказаться от застарелых стереотипов о способностях, навыках и половом поведении мальчиков и девочек”.

”Общественность пресекла распространение этих книжонок по детсадам. Позже в нескольких наших учебных учреждениях случалось, что деток в возрасте четырех-шести лет переодевали в одежду другого пола: мальчиков в девочек, девочек в мальчиков. Я как мать школьника очень озабочена тем, во что хотят превратить наших детей”, — возмущается Большакова.

В 2013 году латвийские общественные деятели Владимир Линдерман и Каспарс Демитерс организовали сбор подписей за проведение референдума против гей-пропаганды в школах. В числе прочих под этой инициативой подписался один из самых уважаемых в республике людей, престарелый католический кардинал Янис Пуятс. Владимир Линдерман объяснил ”Ленте.ру”: ”Здесь присутствует общеевропейский и даже общемировой аспект. Наступление этой новой "гендерной идеологии" я расцениваю как очень амбициозную попытку переформатирования человеческой природы в неприемлемом направлении. То есть фактически предлагается отправить на свалку истории биологический пол как таковой, заменив его вымышленным понятием "гендера". Я считаю, что данная тема плотно придет сюда, в Латвию, уже в самое ближайшее время. Скорее всего, это будет производиться не путем внесения прямых изменений в законодательные акты, а тихой сапой — с помощью внешне не очень заметных подвижек в системе образования”.

Чем недовольны эстонские женщины?

Новая идеология постепенно овладевает массами и в других республиках Прибалтики. 18 июня в Вильнюсе в рамках недели Baltic Pride (ее проводили здесь уже в третий раз) состоялось шествие ЛГБТ ”За равенство”, собравшее около 2000 человек. Демонстранты несли плакаты с призывами к этому самому равенству и портреты врагов секс-меньшинств, к которым литовские геи причисляют Ленина, Сталина и Линдермана. Однако здесь тоже большинство политиков уклонились от этого мероприятия под разными благовидными предлогами. Когда колонна достигла Кафедральной площади, протестующие встретили их криками ”Стыдно!”. Полиция задержала шестерых особо буйных. Но в целом все прошло спокойнее, чем в 2010 и 2013 годах, когда вильнюсцы забрасывали участников шествия яйцами и даже дымовыми шашками.

”Глядя на количество собравшихся, с трудом верилось, что они — меньшинство. Неслучайно уже звучат призывы сделать этот парад государственным праздником. И завтра маргинальными отщепенцами и меньшинством почувствуют себя те, кто сегодня относится к традиционному большинству”, — поделилась с ”Лентой.ру” своими впечатлениями от увиденного депутат Вильнюсского горсовета Ромуальда Пошевецкая.

Что касается Эстонии, то здесь много копий было сломано из-за вступившего в силу в начале текущего года ”Закона о сожительстве”, который обсуждался очень долго. Теперь однополые и разнополые пары могут заключать так называемые ”гражданские партнерства” — что позволяет им делить имущество и кредитные обязательства, регулировать обязательства по уходу друг за другом, вступать в наследственные отношения. Легализовать однополые союзы в Эстонии пытаются с 2006 года, но процесс шел очень медленно из-за сопротивления консервативных политиков. А в марте в стране зарегистрировали первое усыновление детей однополой парой.

В обществе это восприняли крайне неоднозначно. Организация ”Родители Эстонии” уже несколько раз проводила акции протеста против легализации гей-пропаганды в школах, за что их, кстати, успели обвинить в ”работе на Москву”. Однако в ходе проведенного в феврале опроса выяснилось, что 60 процентов жителей Эстонии против того, чтобы гей-парам было дано право регистрировать свои отношения. Причем, как установили социологи, почему-то особенно возражают эстонские женщины.