Шантаж, угрозы, волокита. Почему Латвия продолжает хранить секреты КГБ

 (13)
Шантаж, угрозы, волокита. Почему Латвия продолжает хранить секреты КГБ
Foto: ALY SONG, REUTERS

С момента создания комиссия по научному изучению архивов КГБ ЛССР была окружена спорами и недопониманием. В конце концов исследователи заговорили о том, что комиссия может завершить проект в статусе частной организации, а не госпроекта.

На данный момент известно о разногласиях комиссии с Бюро по защите Сатверсме (контрразведка), Министерством образования и науки, а также с Государственной инспекцией данных. Кроме того, глава комиссии Карлис Кангерис в разговоре с Delfi признал, что ученые становились объектами угроз. "Не только угрозы, но и попытки шантажа. Но в целях продолжения научной деятельности, чтобы не погрязнуть в судебных тяжбах о защите чести и достоинства, ничего комментировать не будем", — пояснил Кангерис.

Латвийский Delfi предлагает ознакомиться с проделанной комиссией работой, а также узнать, что стало главными препятствиями в ходе данного процесса. Также историки сделали прогноз, как может развиваться деятельность комиссии в предвыборном году.

Мешки КГБ: что сделано на данный момент

Карлис Кангерис считает, что самое ценное в работе комиссии — то, что удалось мобилизовать исследовательскую мысль в данном направлении. "Это создание новой школы исследований, мобилизация целого круга исследователей и учащихся, подготовка новых ученых. В процесс включено порядка 50 представителей академических кругов, в том числе 15 докторов истории, а также представителей литературных наук, философии, изучения религии, социологии, политологии, искусства, юриспруденции, компьютерных наук, психологии и других отраслей", — рассказал Кангерис.

"Ценна и каждая отдельно проделанная работа: изданы четыре тома сочинений, идет подготовка еще двух. Проведены научные конференции, но самое главное — создание исследовательской школы и целого подраздела науки. Комиссия стала первой, которая изучала документы КГБ так, как это определил закон", — пояснил ученый.

Комиссия и госведомства "не на одной волне"

В сентябре этого года обнаружилось, что в Латвии все еще действует нормативный акт, дающий большой части общества право потребовать у Бюро по защите Сатверсме (БЗС, контрразведка Латвии) выдать документы из картотеки КГБ для использования в научных и публицистических целях. Как отмечает газета Dienа, Бюро по защите Сатверсме нашло новое обоснование для сокрытия так называемых "мешков ЧК".

По мнению контрразведки, имеющаяся в картотеке информация об агентах КГБ "не может быть обнародована, так как касается элементов частной жизни этих людей". Это принципиально новый довод против публикации архивов советских спецслужб.

Помимо этого, латвийские историки столкнулись с исчезновением из судебного архива документов, касающихся Комитета госбезопасности (КГБ) ЛССР. Суд Рижского района отказал комиссии в предоставлении информации, указав, что не выдаст дело о возможном сотрудничестве бывшего председателя совета министров ЛССР Ивара Годманиса с КГБ, потому что этого дела в судебном архиве не оказалось.

Еще одна проблема возникла с министром образования и науки Карлисом Шадурскисом ("Единство"), который не выполнил просьбу комиссии предоставить имеющееся в его министерстве помещение для рассмотрения. При этом, как отмечает LETA, в этом кабинете члены комиссии хотели лишь заполнить заявку на допуск к гостайне и просмотреть документы архива КГБ, у которых даже нет статуса секретности.

Как заметила по этому поводу секретарь комиссии Марта Старостина, у комиссии нет собственных помещений, в которых можно было провести такие действия. Согласно закону, даже заполнение заявок и опросных листов на предоставление гостайны является конфиденциальным процессом и может проходить лишь в специальных помещениях.

Формально куратором работы комиссии и проводимого историками исследовательского процесса является как раз ведомство Карлиса Шадурскиса, в котором имеется "секретная комната". Министерство должно было помочь, однако сам Шадурскис в своем ответном письме сослался на то, что члены комиссии не являются сотрудниками Минобразования и поэтому он не может им такое позволить.

Одним из последних скандалов, после которого Комиссия по научному изучению КГБ ЛССР даже пригрозила прекратить свою исследовательскую деятельность, стало административное дело, заведенное в отношении комиссии Госинспекцией данных.

Инспекция настаивает на том, что обнародование "мешков ЧК" с указанием имен и фамилий, фигурирующих в архивах КГБ ЛССР вступает в противоречие с Законом о защите данных физических лиц. В связи со стремлением комиссии обнародовать архивы начато административное делопроизводство.

Выдающиеся ученые — не всегда хорошие организаторы

Ректор Видземской Высшей школы и ведущий исследователь Гатис Круминьш в разговоре с Delfi выразил уверенность, что регулярное появление комиссии в заголовках публикаций латвийских СМИ следует четко отделять от реальной работы, проделанной исследователями.

"Несомненно, на работу в комиссии были приглашены исследователи очень высокого класса — фактически лучшие, что у нас есть в данной сфере. И в результате работы комиссии осуществлено множество очень высококачественных исследований, которые затем опубликованы в подборке публикаций комиссии", — считает Круминьш.

Он также указывает, что в ходе работы комиссии общий прогресс исследования аспектов деятельности КГБ значительно продвинулся вперед.

"Однако вместе с тем нужно признать, что не всегда выдающиеся ученые могут быть столь же выдающимися организаторами труда. И не всегда выдающиеся ученые могут успешно общаться со стратегическими партнерами, с которыми нужно достигнуть определенных договоренностей. Мое личное мнение — с точки зрения организации работ, мягко говоря, не все возможности были использованы", — признал Круминьш.

Допускают создание частной исследовательской организации

Кангерис пояснил, что подавляющее число членов комиссии не планируют участвовать в предстоящих выборах в Сейм, а продолжат начатую работу.

"Продолжим начатое — и если это нельзя будет сделать на государственном уровне, то обдумываем идею создать Центр общественной памяти или Институт национальной памяти уже на частных правах, чтобы и в последующие годы продолжать исследования", — рассказал историк.

"В 2014 году многие указывали нашим ученым, что нужно заниматься общими исследованиями — изучать коммунистические партии, другие оккупационные ведомства СССР, их влияние, рабочие приемы, систему в общем. А в предвыборный год многие вдруг вывернули шкуру наизнанку и теперь указывают, что комиссии надо было исследовать только лишь картотеку агентов КГБ. И ведь сами хорошо знают, что отдельно взятая — она ничего не доказывает", — поделился глава комиссии.

Кангерис о "мешках ЧК": кто хочет, может подать в суд на РФ

"Лично я — Карлис Кангерис — считаю, что картотеку агентов КГБ нужно опубликовать как сборник документов оккупационного ведомства СССР, без исключений и комментариев. Ведь Латвийская Республика не отвечает за возможный ущерб, который нанесло КГБ, включив кого-то в данную картотеку", — заявил Delfi Кангерис.

Он подчеркивает, что картотека — лишь указатель содержания архива личных дел агентов, и сама по себе ничего не доказывает.

"Если кто-то считает, что это затрагивает его честь и достоинство, то есть возможности подать в суд на само дело, на создателей картотеки или на Российскую Федерацию как наследницу СССР", — полагает Кангерис.

"При этом вместе с картотекой обществу должны быть доступны и исследования ученых. Читая исследования в контексте картотеки, можно понять цель и суть этой картотеки. А сама она не содержит данных о личной жизни. Интимные детали содержит лишь база данных "DELTA Латвия", — пояснил историк.

Порядок доказательства сотрудничества с КГБ нужно изменить

На данный момент судебный процесс является единственным способом, как человек может "очистить свое имя" в случае, если он упоминался в связи с работой КГБ. Хотя до сих пор не решено, в каком виде и объеме материалы спецслужбы СССР будут обнародованы, есть вероятность того, что некоторые лица после опубликования документов обратятся в суд, чтобы законным путем доказать, что они не связаны с КГБ. Это может потребовать больших ресурсов как у прокуратуры, так и у судебной системы.

Судья Рижского окружного суда и один из членов комиссии Юрис Стуканс имеющуюся на данный момент процедуру доказательства сотрудничества с КГБ назвал неполноценной, а сам судебный процесс — бессмысленным. "Сейчас правила гласят, что прокурор должен провести проверку по факту сотрудничества. И даже если он придет к выводу, что доказательств нет, дело все равно придется отправить в суд. Это бессмысленно", — уверен Стуканс.

В свою очередь, в вопросе о защите данных, которую в качестве причины для нераскрытия "мешков ЧК" упомянули и отдельные политики, и БЗС, Стуканс отмечает, что речь идет о работе определенных лиц в структуре, а не их частной жизни. Начатая Инспецией данных проверка, не нарушает ли комиссия нормативные акты, ему непонятна. "Пусть инспекция наслаждается", — сказал Стуканс, еще раз указав, что речь идет лишь об обнародовании факта работы лица в госструктуре. Например, сейчас информацию такого рода никто публиковать не запрещает.