Министр юстиции: законодательство должно стать более доступным для русскоязычных жителей Эстонии

 (36)
Andres Anvelt justiitsminister
Andres Anvelt Foto: Andres Putting

С приходом в Минюст бывшего полицейского Андреса Анвельта русскоязычных жителей Эстонии ждала хорошая новость: 50 наиболее важных законов пообещали перевести на русский язык, хотя несколько лет назад государство отказалось от такой практики. Теперь еще собираются запустить русскую версию портала ”Юрист помогает” (juristaitab.ee) — обещают к концу года. Анвельт указывает и на другие проблемы именно с русскоязычным населением Эстонии и по мере возможности собирается их решать, пишет ”МК-Эстония”.

- Я сам знаю, что если закон на моем родном языке, то это хорошо, но все равно в нем можно запутаться, — начинает нашу беседу министр. — Иногда человеку просто нужен совет, в каком законе найти ответ на тот или иной вопрос. Мы проанализировали этот сайт, он довольно популярен среди разных слоев населения. Кстати, русские и сегодня пользуются им, юристы отвечают на вопросы по-русски, но логичнее было бы сделать отдельную русскоязычную версию.

- А есть ли жалобы, что консультация была некомпетентной? Вот если я нанимаю адвоката, то я могу потом на него пожаловаться, а здесь вроде бы никто ответственности не несет…
- Здесь разница в том, что эти люди направляют, они не представляют. Если вы заключаете договор с адвокатом, это значит, что вы должны говорить ему всё. Тут человеку просто дают направление, в котором нужно двигаться дальше. Точно так же работает, к примеру, телефонная консультация Больничной кассы или телефон семейных врачей — там ведь тоже не ставят конечный диагноз, а лишь дают советы. И если случай сложный, то всегда говорят, что надо все-таки идти к врачу.

- Дорого обходится содержание этого портала сегодня?
- С одной стороны, сумма в десяток тысяч евро — это немалые деньги, с другой — с точки зрения государственного бюджета это не так уж много.

- В Таллинне есть практика предоставления юридической помощи, когда студенты юридических факультетов принимают население в здании мэрии. А ведь многим людям, особенно старшего поколения, контакт с глазу на глаз гораздо важнее, чем возможность задать этот вопрос через интернет.
- Этим мы тоже постоянно занимаемся. Но не в Таллинне, потому, что тут это делает мэрия. И это очень хорошо, что она так делает. С нашей помощью Союз юристов время от времени организует так называемые юридические аптеки в Ида-Вирумаа. Даем объявления в местной прессе, назначается место, куда люди приходят и обсуждают свои юридические проблемы уже с глазу на глаз с юристом.

Другой момент, связанный с Ида-Вирумаа, — это проблема нехватки качественных юристов. Их в этом регионе найти не так просто. Об этом говорят и судьи. По их словам, были даже случаи, когда люди приходили с исками, написанными в соответствии с гражданским кодексом Эстонской ССР непонятно какого года выпуска. Сейчас мы занимаемся тем, чтобы увеличить присутствие адвокатуры в Ида-Вирумаа. А ведь этим надо было заниматься еще 20 лет назад.

- А как жителю Ида-Вирумаа определить, качественный у него юрист или нет?
- Знак качества — это сама по себе адвокатская лицензия. Ее обладатель сдал официальные экзамены, тут уже не хватит просто какого-то университетского диплома. Просто сейчас в Ида-Вирумаа таких юристов мало.

- И как их туда завлечь? Это ведь как и проблема врачей или учителей в провинции. Они не хотят туда. Ни на повышенную зарплату, ни с предоставлением квартиры…
- Правильно, но если этим не заниматься, то никогда и не захотят. Сейчас уже есть так называемая стипендия для молодых адвокатов, прокуроров и судей, которые заканчивают вузы. У нас было 9 человек, которые хотели получить эту стипендию после магистратуры и обязались остаться там работать. Из них реально остались трое. Кто-то по семейным обстоятельствам не смог, остальные вернули деньги. Но это уже неплохо! Лучше что-то делать, чем говорить: ”Там проблема, там проблема”.

Что еще любопытно: я спрашивал у молодых полицейских и у судей, почему они не хотят там остаться. И многие говорили: потому что там нет быта, нет строительства, которое мы видим в Таллинне и Тарту. А люди не хотят жить в ”хрущевках”. Это самый обыкновенный бытовой вопрос.

- Тогда нам сначала надо создать министерство строительства и построить новые дома?
- А вы посмотрите на Финляндию — там действительно есть Министерство коммунального строительства. Оно занимается большими проектами, которые и работу людям дают, и позволяют сдерживать цены на недвижимость, особенно на рынке аренды. Так что строительство государственных домов — это не утопия.

- Что касается обещанного перевода 50 основных законов на русский язык. В какой стадии это сейчас?
- Летом прошел конкурс, была выбрана фирма, которая этим занимается. Как мы и обещали, к концу года эти 50 законов выйдут на русском языке.

- По какому принципу выбрали те или иные законы?
- Мы смотрели статистику запросов на сайте Riigiteataja — там всё видно. Скажем, очень популярен Закон о квартирных товариществах. Также люди очень активно интересуются правами потребителей, трудовым правом, административными правонарушениями, довольно большой интерес к Закону о предпринимательстве. Нет смысла переводить все законы, их сотни, причем большинство из них чисто технические, которые вряд ли пригодятся простым людям.

- А сколько у нас всего законов?
- Вместе с Основным законом (Конституцией ЭР) действующих законов 386. И примерно 10% законов меняются каждый год.

- Тогда получается, что 5 из этих 50 переведенных законов в течение следующего года изменятся?
- Нет, не изменятся, но возможны изменения в каких-то статьях. Хотя бы потому, что может измениться какой-то другой закон, и тогда потребуются небольшие правки в имеющихся.

- Где эти 50 законов будут опубликованы?
- Во-первых, на сайте Riigiteataja. Также, я думаю, они должны быть доступны и через сайт ”Юрист помогает”. Впрочем, в интернете это уже не так важно, главное, чтобы было. Riigiteataja — тот сайт, где большинство населения получает ответы на свои вопросы.

- А в бумажном виде издать не планируется?
- На это, увы, нет средств. Даже Riigiteataja не издают в бумажном виде уже несколько лет. Так делают только в частном секторе, но это коммерческие проекты, юристы пишут туда комментарии и так далее.

- Сколько стоил проект по переводу законов?
- Мы еще окончательно не подсчитали все до копейки, но в целом проект будет стоить 114-120 тысяч евро. То есть в государственном масштабе это не такие большие деньги. Вопрос не в бюджете, а в политическом желании.

- Насколько легко было претворить это решение в жизнь? Ведь до вас в этом же кресле сидел другой министр, но от той партии, с которой вы сейчас в коалиции, и он говорил, что не видит нужды и не видит смысла в переводе законов.
- Ну, это его мировоззрение, что я могу сказать? Партнеры по коалиции спорят по очень многим вопросам, это нормально. Мне надо работать и принимать решения у себя в министерстве, а не бегать все время и спрашивать: ”Что вы об этом думаете?”

- 50 законов переведут. А что дальше? Понимаю, что загадывать довольно сложно, ведь 1 марта уже следующие выборы, но все же…
- Во-первых, я не работаю с мыслью о том, что 1 марта уйду из министерства, потому, что если так работать, то нет никакой мотивации. Я вижу перспективы намного дальше. И даже если придется быть политиком в оппозиции, то я хорошо знаю, чего требовать от нового министра. Начинать всегда непросто. Но если уже дело начато, то повернуть процесс вспять трудно.