4/4

4. Дела семейные. 'В целом, мама меня никогда особо не любила, а сейчас все обострилось'

Pressifoto

- На какой стадии сейчас находится дело по убийству вашего мужа? Недавно вы сами усомнились, что в нем виноват предыдущий гражданский муж, и выдвинули другую версию…

- На сегодня главная версия (с Тюриным, — прим.ред.) украинского следствия выглядит достаточно убедительно. Я дала по ней все необходимые показания. Но есть и новая линия (связанная с мошенничеством вокруг квартир в Москве и Киеве, — прим. ред), которая, на мой взгляд, не была достаточно исследована, хоть я и по ней дала все показания. Возможно, она недостаточно развивается, потому что у следствия до сих пор не было возможности этого Дениса Панаитова допросить — в Украину он больше не приезжает. Во всяком случае, в России я тоже признана потерпевшей по убийству Дениса (Вороненкова), поэтому буду настаивать, чтобы Панаитов был допрошен.

- А пока вы остались без прав на обе квартиры — московскую и киевскую?

- Не волнуйтесь, без крыши над головой я не останусь. Я много работаю и достаточно зарабатываю. А этот человек (Денис Панаитов) — настоящий мошенник. Он думал, что только меня обманывает, но выяснилось, что он обманывает и все следствие. Панаитову удается уходить от ответственности именно благодаря тому, что политическая ситуация между странами затрудняет и решение правовых проблем международного характера. Несмотря на существование Минской конвенции, по которой правовая помощь должна оказываться, международные поручения на сегодня остаются без должного внимания в силу политических причин.

- На пресс-конференции в Риге по случаю гастролей спектакля "Царь Эдип" ваша мама Людмила Максакова выступила с горькой речью, в которой призналась, что "до того, как зашла в интернет, не думала, что люди такие злые и страшные"…

- Думаю, ее видение мира — это ее отражение в зеркале. В людях, которые ей так не нравятся, она видит саму себя.

- У вас так и не наладились с ней отношения?

- Это сложно сделать. Безусловно, я не сторонница конфликта с мамой, но она сама выбрала свой путь. Я пробовала поздравить ее с днем рождения, позвонила ей — она трубку бросила. Насильно мил не будешь. Надо признать, иногда ей было приятно побыть в роли моей мамы, но в целом, она меня никогда особо не любила, а сейчас, видимо, все обострилось.

- В прошлом году Киевский патриархат Украинской православной церкви вручил вам Орден святой Великомученицы Варвары. Как вы относитесь к происходящему сейчас церковному расколу в православии?

- Никакого раскола нет. Украина получает автокефалию — свою настоящую церковь, в которой люди молились триста с лишним лет. Ну а можно ли представить, чтобы события развивались по-иному? Это было бы дико и странно в условиях военных действий России на территории Украины. На мой взгляд, это решение никоим образом не ведет к возможным конфликтам на религиозной почве, как некоторые говорят, а, наоборот, помогает их предотвратить… А в Латвии разве не такая же ситуация?

- Наша православная церковь входит в состав РПЦ. А вот эстонская разделилась, часть приходов отошла к Константинополю.

- Думаю, и вы уже на пути туда! Добавлю, что свой орден я получила как раз из рук патриарха Филарета, чем невероятно горжусь. И моя особая личная радость — то, что патриарх Филарет лично крестил моего сына Ваню. И он меня очень поддержал после смерти Дениса. Я часто пою в хоре Владимирского собора, где Филарет служит — это фантастической красоты храм со сказочной росписью Васнецова, такой славянский аналог Собора св. Петра.

- Какой программы ждать зрителям от вашего "Балтийского пути" в Риге?

- Мы долго выбирали лучшее для этой программы. Я хотела и что-то посерьезнее, и что-то из популярной классики. В итоге все уравновесилось. Сначала будут большие и серьезные арии, а ближе к финалу — все больше узнаваемых мелодий.

- На латышском языке споете?

- Да, спою.

- Что?

- Пусть это останется сюрпризом для зрителей, коронным номером моего возвращения на родину дедушки.

4/4