Асад принял у себя замглавы МИДа РФ, а эксперты указали слабые места в плане химического разоружения Сирии

 (10)
SYRIA-CRISIS/
SYRIA-CRISIS/Foto: SANA, REUTERS

Российская дипломатия плотно взялась за осуществление плана мирного урегулирования сирийского конфликта: глава МИД РФ в последние недели провел целый ряд важнейших встреч на высшем уровне, а накануне в Дамаск прибыл замминистра Сергей Рябков. "Он встретился сегодня с Башаром Асадом", — сообщил РИА "Новости" пресс-атташе российского посольства Тимур Печаткин, не раскрывая подробностей.

Однако усилия российских дипломатов по урегулированию конфликта вряд ли способны убедить экспертов, что у Сирии есть шанс на мирное урегулирование. Так, предложение о передаче Дамаском своего химического оружия под международный контроль хоть и уменьшило угрозу военного удара по Сирии, однако в целом не упростило ситуацию, а скорее даже наоборот. И дело не только в том, что многие эксперты не верят готовности Дамаска отказаться от химического оружия, указывая, что у Сирия располагает еще и арсеналами биологического. Экстраординарный "танец" вокруг гражданской войны в Сирии становится все более замысловатым, а в результате Запад может проиграть, получив "и позор, и войну", отмечает Inopressa.ru в обзоре зарубежной прессы.

В переговорах о химическом оружии редко, а то и вовсе не упоминается о том, что президент Сирии Башар Асад располагает еще и арсеналом биологического оружия. А ведь этот факт заслуживает даже большего внимания, чем возможность использования отравляющих газов, отмечают эксперт по этому виду вооружения Джилл Беллами ван Аалст и сотрудник исследовательского института The Henry Jackson Society Оливье Гитта в статье Le Monde.

Химическое оружие можно количественно оценить, в то время как биологическое оружие — это живые организмы, которым неведомы границы. Установить контроль над запасами отравляющих веществ гораздо проще, чем обнаружить биологические исследования, которые ведутся на военных и гражданских объектах, в сирийских ветеринарных клиниках, в фармацевтической и сельскохозяйственной промышленности и в государственных медицинских учреждениях, указывают Аалст и Гита.

При этом однократное применение биологического оружия как раз представляет для всего мира реальную угрозу: при наличии современного воздушного транспорта, критическим является не площадь поражения, а скорость распространения эпидемии. "Мы можем очень быстро получить международную санитарную катастрофу", — заверили эксперты.

"В свете надвигающихся событий арсенал биологического оружия Асада представляет гораздо большую угрозу, нежели его запасы химического оружия", — подчеркнули Аалст и Гита.

Химоружие Сирии будет уничтожено, только если повстанцы и режим сядут за стол переговоров

В том, что лишение Дамаска арсеналов химического оружия, не сомневается никто — в том числе и Оке Селлстрем, руководитель экспертов ООН, представивших доклад — документальное подтверждение применения в зоне конфликта отравляющего газа зарин. Выполнение плана уничтожения этих арсеналов зависит от готовности представителей Башара Асада и мятежников к переговорам, рассказал Селлстрем BBC. Отметим, однако, что о необходимости созыва мирной международной конференции по урегулированию сирийского кризиса "Женева-2" говорят как на Западе, так и в Москве — более того, эта конференция планировалась еще прежде того, как Асада обвинили в применении химоружия в Сирии 21 августа.

Тем временем Foreign Policy обращает внимание на важную деталь в вопросе уничтожения химических арсеналов Дамаска — сделать это может лишь Россия.

Западные государства не верят в то, что режим Асада уничтожит арсенал на месте, поэтому предпочитают, чтобы их перевезли на кораблях за границу. США, Британия и Франция обратили взоры на российский завод по уничтожению химического оружия в городе Щучье Курагнской области. "Завод построили за десять лет, и на него ушел миллиард долларов, предоставленный США, а также дополнительные средства из Канады, Чехии, ЕС, Италии, Норвегии, Швейцарии, Великобритании, а также из российского бюджета", — отмечает издание, поясняя, почему российское участие в этом вопросе стало ключевым.

Foreign Policy отмечает, что у этого завода достаточные мощности, чтобы справиться с амбициозной задачей химического разоружения Сирии. "На мой взгляд, это абсолютно реалистичная задача. Знаю это по аналогии, как разрабатывалась уникальная российская программа, и российские специалисты здесь являются лучшими", — подтверждает догадки американских журналистов в беседе с РИА "Новости" Сергей Кириенко, возглавлявший в свое время госкомиссию по химическому разоружению России.

Сирийцы не собирается отказываться от химоружия — они тянут время, уверен экс-замдиректора ЦРУ

Однако препоны на пути химического разоружения Сирии может ставить и сам Дамаск. Так, Майкл Морелл, недавно ушедший в отставку с поста замдиректора ЦРУ рассказал Foreign Policy, что не верен в готовность Сирии сдать химарсеналы. "Я думаю, сирийцы выигрывают время. Я не верю, что они всерьез стали бы рассматривать отказ от своего химического оружия", — заявил Морелл.

"Эта отсрочка дала режиму массу времени на то, чтобы выработать довольно обстоятельный план того, как лучше вести себя под угрозой военного удара", — отмечает в свою очередь Валери Шибала, аналитик по Сирии Института военных исследований.

"Большое число сообщений указывает на то, что он перемещает свои химические вооружения", — подчеркивает другой аналитик Института военных исследований и отставной морской офицер Крис Хармер.

"Вы хотели мира ценой позора — получите и позор, и войну"

Тем, как развиваются события вокруг Сирии, крайне возмущен писатель и философ Бернар-Анри Леви. В статье на сайте La Règle du Jeu он выражает надежду, что американо-российское соглашение по Сирии и вправду является "шагом вперед". "Но каковы его плоды сегодня!" — восклицает философ.

"Я говорю о Путине, который проявил чудеса изобретательности, заставив мимоходом забыть о его собственных преступлениях в Грузии, Чечне, России, чтобы красоваться в роли миротворца с тем же апломбом, с каким этим летом и не только он строил из себя атлетичного супермена, сражающего китов, тигров и гигантских щук", — разъясняет свою позицию Бернар-Анри Леви.

Не устраивает автора и то, что Башар Асад "превратился из военного преступника, совершившего преступления против человечности (по словам Пан Ги Муна), в незаменимого, если не сказать удобного, собеседника, чье взаимодействие и чувство ответственности, бьюсь об заклад, не преминут удостоить похвалы".

"Я говорю об Америке, с готовностью слабеющей, которую Путин только что позволил себе унизить у нее же дома уроком демократической морали в виде колонки в The New York Times", — добавляет француз.

"История изобретательнее человека, — указывает Леви. — Предположим, что Асад, опьяненный невероятной отсрочкой, устроит очередную "лишнюю бойню", или что трагический счет установит новый рекорд (150 тыс. погибших? 200?) и это внезапно покажется общественному мнению, ведающему ныне вопросами войны и мира, невыносимым, или что инспекции примут неожиданный оборот, сценарий которого мы не осмелимся сформулировать, но который на этот раз обяжет дать ответ и нанести удары. В таком случае мы вспомним, пусть с оговорками, знаменитые и скорбные слова: "Вы хотели мира ценой позора — получите и позор, и войну", — заключает Леви, приводя высказывание Уинстона Черчилля по поводу Мюнхенского соглашения 1938 года.