"После смерти Сталина началась борьба за власть, в которой выделялись три основные фигуры — Маленков, Хрущев и Берия. Причем интересно, что все эти лица на самом деле участвовали как в его возвеличивании, так и в проведении репрессии против советского союза. Лаврентий Берия был тем, кто сменил на посту руководителя НКВД Ежова, то есть руки у него были в крови. Хрущев в 30-е годы руководил партией на Украине и также был ответственен за проведение массовых репрессий. И Маленков также участвовал в проведении репрессий. Как говорят российские и американские историки, между этими тремя претендентами появилось определенное соперничество: кто первым заявит о том, что Сталин был тираном?

Одним из первых, на самом деле, был Маленков, которого видели преемником Сталина. Он изначально предполагал, что в большей степени управление страной будет коллективное. Однако после смерти Сталина в период с марта по июль 1953 года очень сильную позицию занимал Лаврентий Берия, который контролировал НКВД, опирался на силовые структуры — а это не только карательные органы, но и армия, погранохрана и другие ресурсы. Поэтому Маленков и Хрущев объединились, чтобы вместе устранить препятствие на пути к власти в лице Берии. Собственно, в июле 53-го Берия был арестован и расстрелян без суда.

Но тут интересен такой момент — его решения, которые принимались с марта по июль, были достаточно радикальными. В частности, они касались и национальной политики, в том числе, в Эстонии. Он был приверженцем политики украинизации, которая одно время проводилась, но была свернута. С этой политикой были также связаны некоторые послабления и в отношении прибалтийских республик и именно этот курс собирался восстановить Берия. Также всем известно решение Берии об амнистии, которое касалось не только уголовных заключенных.

И Маленков и Хрущев, опасаясь роли Берии в Кремле, не могли ему перечить, но когда тот был ликвидирован, они быстро свернули те мероприятия, которые Берия начал претворять в жизни с марта по июль 1953 года.

Я слышал от своих коллег, которые более подробно занимаются данным периодом, что из Москвы в Таллинн даже приезжали комиссары, которые проводили зондаж почвы для проведения некоторых реформ, однако это ничем не закончилось.

Получается, роль Берии достаточно противоречива, с одной стороны, он — советский Гиммлер, а с другой — он пытался сделать послабления для прибалтийских республик. Однако мы не знаем, чем это все могло закончиться, потому что все его начинания были впоследствии очень быстро свернуты", — отмечает Копытин.

Историк отметил также, что влияние сталинизма на Эстонию было меньшим, чем на большинство других республик, ведь сталинизация в Прибалтике началась лишь накануне вторжения Германии в СССР, тогда как на остальной территории Советского Союза данная политика начала проводиться гораздо раньше.

Все актуальные новости от RusDelfi можно прочитать в Telegram: подписывайтесь и будьте в курсе событий страны и мира.